Школьные дневники

 

ШКОЛЬНЫЙ ДНЕВНИК

 

Дневник — чрезвычайно важный атрибут жизни школьника. Может быть, сейчас его важность уже не так высока, какой она была когда-то, когда Самуил Маршак сочинил целую поэму о том, как мальчик получил в школе шесть единиц в один день:

«Пришел из школы ученик
И запер в ящик свой дневник.
«Где твой дневник?» — спросила мать.
Пришлось дневник ей показать.
Не удержалась мать от вздоха,
Увидев надпись: «Очень плохо!»…»

Ну и так далее. Хорошая поэма, я ее наизусть знал.

Да, так я о чем? О том, что даже если у тебя не шесть единиц в дневнике, а всего лишь одна небольшая двойка или невинное замечание учителя, все равно как-то не хочется показывать их родителям. Потому что никогда не знаешь, чем это для тебя обернется.

Учился я хорошо. Даже, можно сказать, очень хорошо. А вот поведение хромало у меня с самого первого и по последний классы. Характер нарушений дисциплины, естественно, с годами менялся, но общий вектор сохранялся все 10 долгих лет школьной жизни.

Начиналось вот с чего:

 

весь день дерется
И, главное, сейчас-то я — тише воды, ниже травы…

 

Потом неведомая сила потянула меня на приключения за пределы школьного двора. Душа искала свободы и вафельных трубочек, которые продавали в районе автобусной остановки. Трубочки трубочками, но, помню, они были для меня вторичны, а основной причиной оставалось ощущение раскрытых крыльев. 🙂

 

уходил к остановке
Интересно, а что за праздник у нас был 18 декабря?

 

Обратите внимание на милые детали: название месяца наверху, список книг о Чапаеве на понедельник, необходимость явиться в понеделник с полотенцем, а также оцените юмор, с каким я записал домашнее задание по пению на среду!

В феврале 1975 года, во втором классе, я совсем озверел:

 

бросает шапками по классу!
Ужасный проступок! Даже представить не могу, каким могло быть наказание.

 

Душа все металась. Скоро моим девизом стал призыв Back to nature! («Назад к природе!») — дух философии хиппи прямо-таки витал в воздухе:

 

качается на деревьях
В октябре деревья особенно прекрасны!

 

Были и другие записи. Я их ради экономии вашего времени и нашего места приводить не буду. Знаете, что смешно? За какие-то небольшие провинности мне почему-то доставалось больше, чем за серьезные проступки, за которые в военное время надо вообще расстреливать на месте без суда и следствия. Помню, когда поймали меня на трясучке (если кто не в курсе — это игра на деньги) и кровавыми чернилами отразили этот факт в дневнике, мне каким-то чудесным образом удалось все так обставить, будто бы я как-то даже и не совсем представляю, что такое игры на деньги. А вот за уроненный нечаянно с подоконника цветок в горшке меня лишили всего, чего можно было тогда лишить — гуляния!

Смотрю я сейчас в дневники детей — и не вижу того куража, с которым прежде учителя вносили туда свои едкие замечания. Точнее, я и замечаний-то особых не вижу. А мнение имею о тех, о которых узнаю понаслышке.

Нет, ребята, что-то утеряно по дороге из советской к российской средней школе. Или мне кажется?

©