«Папашины заметки» №106. «Открытка дедушке». О сайте «Сказки для Ёжика».

 

ПАПАШИНЫ ЗАМЕТКИ

 
26.01.2004

Открытка дедушке — О сайте «Сказки для Ёжика» — Короткое, из нашей жизни

 

Здравствуйте!

От «Писем бабушке», опубликованных в прошлом выпуске, переходим к открыткам дедушке:) (прислано нашим читателем Дмитрием Моренко):

Открытка дедушке

Когда мне было больше десяти, но меньше двенадцати лет, в знойном месяце январе я отправил из поселка Гаджиево Мурманской области своему дедушке в Крым поздравительную открытку примерно следующего содержания:

«Дорогой, дедушка!!!
Поздравляю тебя с Днем рождения.
Желаю здоровья, счастья, долгих лет жизни, мирного неба над головой (уж не знаю почему, но это тогда было жутко популярно).
Вышли мне пожалуйста сало.
Целую. Дима.»

:)))
Да. Мирного неба над головой желали. Вслух часто повторяли «Только б не было войны!», американцев ненавидели с их гонкой вооружений, анекдоты про атомную бомбу рассказывали…
А что касается поздравительных «штампов», то я, помнится, поздравляя бабушек-дедушек, неизменно желал им «долгих, долгих лет жизни». Им было тогда что-то около пятидесяти пяти.
Кстати, раз уж вспомнилось. Посылки они нам высылали регулярно. И хотя жили мы не на Севере, а наоборот, в Узбекистане, сколоченные из фанеры ящики с Украины получать любили (говорю, в первую очередь, о себе). Что же там было? Сухая и тведая палка колбасы, сухофрукты, варенье, песочное печенье-звездочки… Может, что-то еще, не помню. Мне нравился обряд вскрытия ящичка. Происходило это так: я верчусь под ногами, папа аккуратно поднимает с помощью ножа прибитую гвоздиками крышку, а там сверху письмо от любимых родственников. Родители занимаются чтением письма, а я в это время исследую содержимое посылки.

=================

Расскажу вам сегодня о страничке, которая меня задела за живое. Так получилось, что я просматриваю много домашних страничек, созданных родителями и посвященных детям — мне это интересно. Понятно, что все они сделаны с любовью к ребенку (как же иначе!). Выразительные средства на этих маленьких и больших страничках используются весьма разные, но суть везде одна: я люблю моего ребенка и хочу, чтобы вы разделили мою радость. Все правильно. Но вот на сайте, о котором я сегодня расскажу, есть что-то еще, что выделяет его из ряда подобных. Давайте попробуем понять, что.

О сайте «Сказки для Ёжика»

Страничка создана Аней, мамой мальчика Арсения, Сени, у которого есть два ласковых прозвища — Ёжик и Суслик. (Мне понравились оба :)). Отсюда и название сайта, в котором, как признается Аня, «увы, кроется небольшой обман: никаких сказок тут нет.» В чем тут дело, вы прочитаете на главной странице. Там же вы прочтете, что Аня — не профессионал в веб-дизайне. Она самоучка, и это ее первый опыт. Поэтому не судите строго, если увидите какие-то недочеты, а лучше дайте ей дельный совет.

Простые Анины признания и неспешная, без ужимок, манера письма растопили ледышку, образовавшуюся в моей душе в последнее время как результат посещения большого числа сайтов подобной тематики. А тут еще на меня фотография на главной странице неизгладимое впечатление произвела. Редкой красоты фото. В общем, я стал с интересом читать.

Хорошо, что у меня было время ознакомиться с сайтом поглубже. Находясь под впечатлением от фото и текста, я прочел практически все. Включая рассказы о беременностях и родах, чего со мной не бывало, можно сказать, никогда. (Признаюсь честно: наверное, если бы на сайте были только рассказы из этой серии, я бы их читать не стал. А «виной» моего желания ознакомиться с ними стали другие разделы, о которых — ниже).

Сразу после виртуального знакомства с семьей Ани я прочел рассказ-впечатление «Новый год» и с радостью обнаружил нашу с автором схожесть в восприятии этого праздника.

Интерес мой все усиливался. Я перешел к ностальгическим разделам: «Игрушки нашего детства» (несколько маленьких историй об игрушках) и «Коллекция игрушек» (фотографии любимых детских игрушек с небольшими комментариями). Это надо видеть! Это надо читать! В самой по себе игрушке может не быть ровно никакой художественной ценности, но по прошествии десятилетий она все еще обладает удивительной, магической привлекательностью, потому что несет в себе память в чистом виде, не какие-то конкретные воспоминания, а ощущение детства целиком. И странным образом фотографии игрушек это ощущение передают. Непременно бросьте все и зайдите в этот раздельчик.

Теперь уже вполне естественно, что я стал читать и оставшиеся разделы — «Дневнички» (беременности, роды, первые годы жизни сынишки) и «Чужие дневники» (здесь я уже не был так внимателен, как раньше).

Мы познакомились. Так в «Игрушках нашего детства» появилась ссылка на мой рассказ об «Орленке». Но не в знакомстве дело. Если бы даже мы не познакомились, я бы все равно вам расказал об этом чудном сайте. Адресочек запишите:

http://iovianna.narod.ru

А вот и маленький эпизод из жизни Аниного сынишки, он прислан уже для нас с вами:

Сеньке 4 года. Помните рекламу : «Раптор, проверено, насекомых нет!»
Сенька выговаривал слова плохо, да и значение их не очень понимал, но рекламу любил, и повторял:
«Тр-р-р-актор, пр-р-роверено, ба-а-а-сикомых нет-т-т!»

P.S. Не мне вас учить, но напомню все же, что, если вам понравится то, что вы увидите, оставьте запись в гостевой книге — Ёжикиной маме будет приятно.

==================

Несколько высказываний нашей малышни (октябрь — 2003, детям — 3г. 10м.):

***

Дочка пытается собрать разобранную игрушку из «киндер-сюрприза». Происходит это в непосредственной близости от меня, сидящего за компьютером. Из другой комнаты мама зовет смотреть детей смотреть «Улицу Сезам». Дочка, деловым тоном:
— Короче говоря, папа, собери это!
И убегает.

***

Сын зовет сестричку:
— Настя, иди, мне помогай, что ли…

***

Рассказывая о чем-то, что ему понравилось, сын дочке говорит:
— …такой красивый, ты даже с ума сойдешь!

***

Мама обращается к сынишке:
— Ты досмотрел мультик?
— Да.
— Чем дело-то закончилось?
— Ну, тем, что принц залюбился…

Всего вам хорошего,

 

«Час в трансформаторной будке.» Рассказ.

 

ЧАС В ТРАНСФОРМАТОРНОЙ БУДКЕ

Из музыкальной школы до дома можно было добраться тремя разными дорогами.
Самая длинная делала большой крюк и использовалась редко — когда надо было зайти в магазин.
Второй путь, которым я обычно и ходил, лежал через старый ташкентский квартал, через узкие кривые улочки, где можно было встретить ишака, стоящего на привязи в ожидании хозяина, где в тени высокого глинобитного забора сидел седой бородатый узбек, перебирающий четки, где трехлетние узбекские мальчишки бегали без штанов и обуви, но в рубахах, а девочки — в парчовых платьях и шароварах. Такой экзотики в городе теперь, наверное, не увидишь.

Третьей дороги, строго говоря, не существовало.

Но на то мы и были шпаной, чтобы искать приключения на свои шкодливые… м-м-м… головы. Мы быстро поняли, что попасть домой можно практически по прямой, но для этого надо было перелезть через кирпичный забор ПОДСТАНЦИИ. Смысл названия был нам не совсем понятен. Загадочное слово — загадочный объект: кругом — какие-то агрегаты, ряды круглых керамических изоляторов, похожих на гигантские гармошки, потрескивание высоковольтных проводов. Две минуты по безлюдному заасфальтированному участку земли, снова забор — и ты, считай, дома.

Случай, о котором я хочу рассказать, научил меня, восьмилетнего пацана, быть мужчиной.

Возвращаемся мы с занятий по музыке с приятелем, Саней Куланхиным, и на распутье я вношу предложение:
— Айда через подстанцию!
— Айда, — соглашается Саня.
Мы залазим на забор, и тут я делаю непростительную ошибку. Не осмотрев окрестности, я бросаю папку с нотами с трехметровой высоты и смело прыгаю вниз.

Знаете, бывают такие заборы, по одну сторону которых уровень земли выше на пару метров, чем по другую? Снаружи — буквально ногу перекинуть, а изнутри никогда в жизни не забраться…

Я удачно приземляюсь — прыгать с такой высоты мне не впервой, молодцевато отряхиваю руки… и вижу двоих мужиков, энергичной походкой направляющихся ко мне с разных сторон, стараясь отрезать мне возможный путь к бегству. Я с тоскою смотрю на Саню — в горле у меня пересохло — и покорно жду развития событий. А что делать? Я — в западне, бежать и отступать некуда.

И вдруг происходит то, чего я, откровенно сказать, не ожидал. Саня, оценив ситуацию и крякнув недовольно, прыгает вслед за мной! Теперь мы вместе стоим с каменными лицами и встречаем мужиков. Нам обоим страшно, встреча не сулит ничего хорошего, но нас двое! Прорвемся!

Мужик, подошедший первым, интересуется:
— Кто такие? Чего здесь надобно?
— Ничего не надобно, домой идем, дорогу срезать решили, — отвечаем.
— Ясно. Все так говорят. Пойдем. Там разберемся.
Нас ведут между каких-то кирпичных построек без окон, но с большими черными дверями из металла, трафаретные черепа с перекрещенными костями то и дело на глаза попадаются. Идем невыносимо долго и, наконец, останавливаемся у одних таких черных дверей с черепом. Открыв висячий замок и распахнув двери, нас подталкивают:
— Заходите!
И мы не успеваем сообразить, как оказываемся запертыми… в трансформаторной будке! Мы стоим в темноте на каком-то тесном пятачке, кругом, судя по равномерному гулу, электричество сумасшедшее, а мы и пошевелиться толком не можем.
— Посидите, подумайте немного! — слышим мы недобрый голос с улицы.

трансформаторная будка

Сколько мы там сидели? Полчаса? Час? Два? Не знаю. Никак не меньше часа. И это был не самый лучший час в моей жизни. Обменявшись первыми впечатлениями и жутковатыми предположениями, мы замолчали ненадолго, и в этот момент у меня сдали нервы. Если бы в эту минуту меня увидели мои друзья-приятели с моего двора — подняли бы на смех. Но… предательские слезы закапали из глаз, я захныкал.

— Ты чего… Не бойся, ничего нам не сделают! — уверенно сказал Саня.
Еще несколько ободряющих фраз — и вот я уже взял себя в руки.

… Потом за нами пришли те же мужики, проводили в какой-то кабинет, где вместе с хозяином кабинета долго пытались выбить из нас какие-то признания (в чем, мы никак не могли понять). Наконец, хозяин кабинета произнес:
— Не, вроде не они…
Наши имена-фамилии и адреса записали в журнал и отпустили с миром, пригрозив сообщить всем — учителям, родителям и милиции — о нашем безобразном поступке. Мы были настолько наивны, что дали о себе правдивую информацию.
Мы договорились никому ничего не говорить о случившемся, молча дошли до дома, пожали друг другу руки и разошлись.

план помещения

И вот что я для себя тогда решил:

1. Будь внимателен и предусмотрителен всегда. В рискованных мероприятиях — особенно.
2. Не бросай друга в беде…
Я часто думал, как бы поступил я сам на Санином месте. Смог бы я так же смело разделить участь товарища, попавшего в безвыходное положение, как это сделал Саня? До этого случая — вряд ли. После — видимо, да.
2а. …и он запомнит о твоем благородстве на всю жизнь.
3. В трудную минуту не поддавайся страху, не опускай руки. Все закончится хорошо. А если и нехорошо, то все равно закончится!
4. Если ты стал свидетелем слабости друга — пусть это останется не только его, но и твоей тайной. Так ты добьешься его уважения, да и сам себя будешь уважать за умение держать язык за зубами.

Легко устанавливать правила и следовать им, когда тебе так мало лет.
Вырастая, человек начинает игру с собственной совестью, легко идет с ней на компромисс, а порой и обманывает её…

Август 2002

 

Папашино детство.

 

Я И САМ КОГДА-ТО…

 

Теперь все труднее в это поверить (мне-то еще ладно, а вот окружающим…), но я тоже когда-то был маленьким.

У многих моих знакомых мой теперешний облик никак не увязывается с образом безропотного на людях и отчаянного, если оставить без присмотра, мальчика, каковым я являлся сто пятьдесят лет тому назад. Слушая мои рассказы о том далеком времени и разглядывая черно-белые фотографии из глубины прошлого века, они делают движения бровями и всей головой, кряхтят, мычат и теряют способность острить. Да что уж там, со мною тоже такое бывает в подобных ситуациях.

Тем, кто со мною не знаком, гораздо легче: им нет надобности решать ребус, состоящий из кусочков моей жизни и меняющихся, в зависимости от исторической эпохи, очертаний моего лица и частей моего тела. Для них есть один абстрактный мальчик там и другой конкретный дядька здесь.

Давайте же почитаем истории про того мальчика, затем подростка, затем юношу в моем изложении, ибо вы не найдете другого человека, который их так хорошо знал и понимал!

 

Из какой я жизни
Попытка начала автобиографии
Горячие головы
Спички с розовыми головками
Жвачка в нашей жизни
Час в трансформаторной будке
Бэлла Ефимовна
«Канадки»
Гражданская авиация — и я
«Орленок»
Отдельные воспоминания
Случай с физичкой
Выпускной вечер
Игры с огнем
Моя первая (вторая, третья) любовь
В углу
Растратчики
Зарытая бутылка (ноябрь 2003)
Трясучка
Конфеты
Мои школьные дневники
10 копеек

лыжники

 

Обзоры сайтов на детскую тематику. Архив статей, написанных автором сайта «Папашины заметки»

 

ЗДЕСЬ ВЫ МОЖЕТЕ ПОЧИТАТЬ О МОИХ ВПЕЧАТЛЕНИЯХ

ОТ ПРОСМОТРА НЕКОТОРЫХ САЙТОВ

 

О сайте «Детки и предки» (upd: сайт переименован в «Роддома.ру»)
О сайте «Папа.ру» (upd: «Папа.ру» теперь живет на http://paparu.net/)
О форуме «Мамы.ру»
О сайте «Клуб молодых мам» (клуб исчез, очень жаль)
О сайте «Записки доброго стоматолога»
О сайте «Лукошко сказок»
О сайте «Комаровский в интернете»
О сайте «Зуев-сам»
О сайте «Родительский клуб Sofia»
О сайте «8я.ру». О конкурсе «8яWebПризнание» (сайта больше нет)
О сайте «Мышкин дом».
О сайте «Сказки для Ёжика»
О сайте «КОМПАС в мире путешествий»

Форум натяжные потолки зеленоград на http://coplast.ru.

 

 

 

 

Кризис двухлеток.

 

ПАПАШИНЫ ЗАМЕТКИ

21.01.2002

Во-первых, приветствую новых подписчиков рассылки. Присоединяйтесь к нам! (И присоединяйте ваших друзей! :))
Во-вторых, хочу поблагодарить всех, кто ответил на письмо папы Педро по поводу приема антибиотиков. Я ваши письма ему переслал.
Ну, а в-третьих, объявляю тему сегодняшнего выпуска. Сегодня говорим о «кризисе двухлеток». Конечно, далеко не у всех читателей и читательниц есть дети двухлетнего возраста, но кто уже пережил этот период, лишний раз вспомнит о тех захватывающих дух событиях, а кому этот период еще предстоит, будут знать, к чему готовиться…

КРИЗИС ДВУХЛЕТОК

У нас сейчас как раз этот самый кризис. Если вы не слышали такого термина, объясняю: кризис двухлеток — это кризис, который возникает после кризиса однолеток, а потом полуторалеток :). Ну а если серьезно, то так специалисты определяют период в развитии ребенка (который приходится, как правило, на возраст 2 года), когда совершенно неуправляемые дети своими действиями приносят максимально возможный вред окружающей обстановке, домашним животным и нервам родителей. Английский эквивалент термина — terrible twos.

В чем же выражается кризис в нашем случае? Прежде всего, в фантастической вредности, в нежелании быть хорошими детками. Сидит дочка в кресле, «читает» книжку. Стоит сказать «Вот моя умничка!», как книжка летит в сторону, а физиономия становится разбойной, с оттенком хитрости или даже коварства. От поцелуев и других телячьих нежностей мы теперь уклоняемся; на строгий вопрос «Кто это сделал?» охотно отвечаем «Папа!» и улыбаемся при этом вполне невинно.

Последние оплоты (не доступные для цепких детских ручек «островки безопасности», а также места и предметы не понятного детскому уму предназначения) разгаданы и с треском провалены. И теперь никакими уговорами и угрозами маленького человечка не оттащишь от плиты, не снимешь с кухонного стола, не прогонишь из ванны (когда она успела туда залезть? Ведь только что сидела перед телевизором…), не заставишь прервать увлекательное занятие типа вытаскивания земли из цветочного горшка, стократного нажатия на кнопку «вкл-выкл» какого-нибудь электроприбора (чаще всего — компьютера). Только через скандал, через падение на пол и лужу слез.

Я уже помалкиваю о том, что в нашем случае мы с супругой испытываем двойное напряжение — ведь детишек-то двое! Ладно еще, когда они выкидывают свои фокусы по очереди. Хуже, когда это происходит одновременно. Помните из курса физики о явлении резонанса, о его сокрушительной силе? Вот-вот, это про нас.

На этот счет есть хороший материал на сайте про близнецов. Прочитайте и запомните. Пригодится!

 

Спокойной вам жизни!

Папаша.

 

P.S. Александр Дюма-отец однажды сказал: «Как бы хорошо ты не говорил, если ты говоришь слишком много, то в конце концов станешь говорить глупости». Во избежание упомянутых Дюма-отцом последствий, а также в порядке самоорганизации, рассылка в этом году будет выходить по понедельникам, то есть, 4 (иногда 5) раз в месяц. Надеюсь, что такое расписание будет встречено вами с пониманием и одобрением :)))

Стрижка — Занятия с логопедом — Достал!

Стрижка

Эта история – без слов. В том смысле, что никто ничего смешного не говорил.
Сын не любит стричься. Ничего удивительного и ничего страшного в этом нет. Мне вообще в жизни как-то не встречались дети, которым бы нравилась эта процедура. Так и он. В парикмахерской он за почти пять лет жизни еще не бывал (отказывается наотрез, и мы не делаем из этого трагедии), а стричь его приходится нам с мамой, в четыре руки.
Но тут он попросил ножницы, чтобы что-то там повырезать (у него хорошо получается) и… правильно – стоило бабушке отвлечься, как он в мгновение ока сделал себе стрижку «полу-лысый ёжик». Без зеркала.
Я был предупрежден о случившемся перед приходом домой. Но все равно не смог сдержать смех при виде проплешин на любимой голове…

Занятия с логопедом

— Постоянный контроль!!! Не расслабляться ни на минуту!!!
Елену Анатольевну было не узнать. Какая-то необычно возбужденная. Быстренько собралась и покинула поле боя. Меня всегда в ней удивляло сочетание внутренней силы и напора с прямо-таки детской робостью, читаемой в открытом взгляде… Но сегодня как-то все необычно.
Спрашиваю сына:
— Как вы сегодня позанимались?
— Нормально…
Большего из него все равно не вытянешь. Лучше не пытаться. Через десять минут сам расскажет. И точно:
— Знаешь, что мне тетя сказала? – сказал с улыбкой, подготавливая меня к чем-то смешному.
— Что?
— Она говорит: «Знаешь, я сейчас заплАчу!»

Достал!

Учились правильно произносить звук “л”. С мягким особых проблем не было, и малыши стали говорить “люблю” вместо “юбью”. А вот с твердым долго биться пришлось. Подобно тому, как слово “рыба” используется всеми для тестирования звука “р”, я прицепился к слову “лыжи”:
— Скажи “ЛЫжи”!
— ЛИзи!
— Да не “ЛИзи”, а “ЛЫжи”!
— ЛИзи!
Успех никак не приходил.
Маленькое отступление. У нас есть игра под названием “А ты тогда…”. Начинает кто угодно, хоть ребенок, хоть взрослый. Например, я говорю: “Ты мышка!”. Дочка отвечает “А ты тогда кошка!”. Я: “А ты тогда теленочек!”. Она: “А ты щеночек!”. Я: “А ты поросеночек!”. Она: “А ты тогда жеребеночек!”. Я: “А ты – ложечка!”. Она: “А ты – вилочка”. “А ты тарелочка!”. “А ты чашечка!” и т.д. и т.п.
Однажды подходит ко мне дочка и как бы между прочим говорит:
— Папочка, ты знаешь, кто ты?
— Кто? – я отвлекаюсь от чтения.
— Ты – ЛЫЖИ!!!

Сегодня хочу вам порекомендовать собрание смешных картинок . Мне всегда нравился жанр комиксов. Жаль, что он у нас не распространен. В данном случае жанр все тот же, комиксный, но картинки не серийные, а единичные. В общем, посмотрите!

Геннадий

Рецепт счастливого детства.

 

 

РЕЦЕПТ СЧАСТЛИВОГО ДЕТСТВА

Олеся: Мой рецепт счастливого детства

Было оно у меня вкогда мы с родителями жили в Монголии. Там было мало развлечений для взрослых, кроме шашлыков на природе, и им ничего не оставалось, как проводить все время с детьми. Папа мне книжки читал каждый вечер, катал на шее, много фотографировал и рисовал животных. Мама работала мало, пекла много булочек и постоянно варила компот и вечером никогда не приходила без «чего-нибудь вкусненького». У меня этот условный рефлекс так и не прошел со временем — когда кто-нибудь приходит домой, заглядывать в сумки-пакеты в поисках «вкусненького». А еще классно когда в одно окно сопку видать и лесопилка под другим. Письма от бабушки с книжками-малышками внутри. Ходить с братом ловить саранчу для папиной рыбалки и вообще походы на природу (благо идти максимум с километр) каждый выходной и иногда просто вечером. Когда много близких по возрасту детей. Играть в индейцев, когда папа исполняет роль мустанга. Раз в месяц смотреть телевизор — передачу «Что? Где? Когда?». Ехать в поезде по берегу Байкала. Сидеть на куче чемоданов. Да много чего было интересного и веселого. Главное, что цивилизации было минимум — в этом весь секрет. Когда мы вернулись домой — я забыла как выглядят папа с мамой — она всегда были заняты. Ничего не оставалось делать, как начать читать книжки самой. Ну это уже другая история. Олеся и Вика (9.08.00)

Irka
У меня есть такое смутное чувство, что счастливое детство детям дают те родители, которые сами этого НЕ имели. Типа, надо знать, что такое плохо, чтоб делать хорошо. По себе, в меньшей степени по мужу мне кажется именно так.
Мой отец был третий ребенок, родившийся в январе 1942 года в Москве. Какое уж там счастье… Старшие дети были 5 и 10 лет, понятно, что относились без восторга вообще к факту его существования. Я у отца — единственная, и получила дикое количество внимания, которого хватило еще на всех моих детских друзей и несколько школьных коллективов.
Моя мама часто мне рассказывала, что с ней бывали такие-то и такие-то вещи, и она постоянно себе повторяла: «Я такого ребенку делать не буду».
Конечно, мое счастливое детство все-таки было подпорчено излишне требовательной школой и ставшим чрезмерным (в более старшем возрасте) вниманием. Но тем не менее я довольна результатом, то есть собой 🙂
И меня беспокоит как раз то, что я не уверена — смогу ли сделать все то же самое для своей дочери. Я уже чувствую внутренние порывы вести себя совсем не так, как они. И все мои принципы относительно Анькиной безоблачности — это я сама в себе их воспитываю.
Ирка и Аня (05.10.99)

Маша Вин
Я на эту тему тоже думала уже, но мне кажется, на самом деле, как ни банально, все зависит от родителей. Потому что тут в принципе может сработать два типа логики: после счастливого детства хочешь дать ребенку такое же. И — после несчастного действуешь от противного.
По себе сужу. На дипломе со мной много носились и много меня опекали. Поэтому потом, когда студенты попали уже ко мне, мне тоже хотелось с ними возиться, как бы «отдавая» — а мои одногруппники говорили: с нами никто не возился, пусть и они сами разбираются.
И с детством то же самое. У нас с Танькой было счастливое детство. Но и у родителей наших, насколько я понимаю, тоже. Мы конкретно термином «счастливое» с ними это не обсуждали, но вообще они детство практически всегда хорошо вспоминают. И мама была долгожданным и очень любимым ребенком.
Маша и Мишка (15.06.2000)

Cloud 9
И я не знаю
Мне кажется это еще очень зависит от характера родителей. Может они и хотят дать самое лучшее, но просто не могут в силу своего характера. Или в силу своего понимания что такое счастье.
Моя мама родилась прямо перед войной. Росла без матери, без детства фактически, с 6 лет полностью обслуживая, в бытовом плане, махеху и 3 сестер и братьев. По ее воспоминаниям ей всегда не хватало материнской нежности, ласки.
Мне она давала всегда море нежности, ласки, имеено того чего не хватало ей, но стать опорой для меня она никогда не смогла, а мне это было так нужно для счастья. Фактически она также «лишила» детства меня, хотя сама этого не понимает и очень обижается , если я говорю об этом( смотри мое письмо ниже)
Марина и Марьянка( 24.08.2000)

Галина Коваленко*
Я с твёрдостью могу сказать, что у меня было счастливое детство. В чём это выражалось конкретно — не могу ответить, т.к. если разобрать по полочкам, то у меня не было того или сего, родители особо не посвящали мне своё время и мы с сестрой больше были предоставлены самим себе. Нас никто не гонял и не требовал (между прочим зря, на мой взгляд).
Но вот что мне кажется не маловажным: мои родители очень любят друг-друга и никогда этого не скрывали — в доме всегда был смех, танцы, масса ИСКРЕННИХ комплиментов, радость встреч (мой папа возил груз в Европу(Совстрансавто)). Они никогда не ругались! во всяком случае при нас, и я никогда не слышала от них ни одного плохого слова.
Ещё один важный момент — в нас всегда верили, нами гордились (хотя особо нечем), папа никогда не забывал говорить нам комплименты и искренне нами восхищаться 🙂

Лена Коледова
Я тоже могу сказать, что у меня было счастливое детство.Только сейчас задалась этим вопросом, когда сын растет и самой уже под 30. Я из простой семьи, где жили в достатке, но особо не шиковали, родители очень во многом себе отказывали, но мы с сестрой жили как сладкие булки. Дали нам приличное образование и я думаю, что из нас выросли приличные люди (от скромности не умру). Все было построено на доверии к друг другу, но нас держали в ежовых руковицах, когда была молодая, то я этого не понимала, а сейчас думаю, что правильно делали. Все было отлично, топик много пробудил хороших воспоминаний. Я уверена, что все зависит от родителей. Одно из воспоминаний детства: когда я училась в первом классе, то поспорила, что мои родители разрешать поиграть у нас дома всему классу, в классе было41 человек, мне не поверили, но после уроков мы пошли к нам домой, я и со мной 3 девочки, а остальные стояли на улице, папа открыл дверь, я у него попросила разрешения- поиграть. Он конечно разрешил. И тут поднялся весь класс. Отец чуть в обморок не упал. Мы до сих пор это вспоминаем, когда в нашу 3 комнатную хрущовку забилось столько детей. Очень было много приколов и разных розыгрышей в более взрослом возрасте. Ленусь и Егоркин(10.08.2000)

Vikcha
И у меня было очень счастливое детство. Родители всегда с нами считались, уважали наше мнение и спрашивали совета — это я считаю очень важно — взаимопонимание и поддержка.
Помню как еще совсем малышкой с папой ходили в лес и лепили из пластилина Белоснежку и семь гномов, а еще бабушкин дом.. Помню, как утром просыпаешься и слышно как на кухне гремят сковородкой и жарят творожники или блины. Вспоминаю с теплотой и 2 года проведенные без родителей, я жила тогда с бабушкой и тетей. Особенно запомнились праздники Нового Года, когда меня все время пытались разыгрывать и подкидывали конфетки в окно и подарки, я и на самом деле была уверена, что есть оно волшебство..
Ну а с 11,5 лет я жила с родителями и сестрой заграницей и об этом времени я вспоминаю с особенным теплом… правда, была несколько тепличная обстановка и приезд в Москву в 16 лет — уже был несколько шокирующим. Но ничего привыкла
А с мамой моей мы очень очень близки…

Yelena
И меня СЧАСТЛИВОЕ. Я подумала об этом когда был топик, где многие писали какие у них мамы. Родители и сейчас говорят, что я была беспроблемным ребенком. А мне кажется у меня беспроблемные родители. Дело в том, что я НЕНАВИДЕЛА детский сад. Так родители отдали меня с 6 лет в школу. Я им за это до сих пор благодарна. Параллельно определили на музыку. Оценила я это только после окончания музыкалки. Школу любила все 10 лет (хотя, конечно, были нюансы) и выпускной был очень запоминающийся. Любые школьные каникулы родители старались меня отправить мир посмотреть ( в пределах Союза), приговаривая при этом : » Мало ли как жизнь сложится». Как в воду глядели. Побывала я и в белорусской деревне (собирали грибы, видели могилы партизан, жарили сало на костре), и в первопрестольной на кремлевской елке-(москвичам наверно этой радости не понять, а на меня елка и Бородинская панорама произвели неизгладимое впечатление). А празднования Нового года с шитьем костюмов, катанием до утра на санках, вывешивание стенгазеты для соседей в подъезде. А вылазки на дачу. Да уж. ОГРОМНАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ АВТОРУ ТОПИКА. Будут ли у моих детей такие воспоминания?

Mama Lusya
У меня было трудное детство, в которое я бы не хотела возвращаться. Только годам к 30-ти я стала ностальгировать под звуки песенок типа «Девочка в белом», да и то, ностальгия эта не по детству, а по состоянию. Все мое детство это нескончаемая череда обязанностей и ответственностей, которые практически не оставляли свободного времени, но оставляли надежду на лучшее будущее, которого я очень сильно желала. Мама и папа тут даже, собственно и ни при чем. Просто так сложилась судьба их и моя, и я ей за это благодарна.
Mama Lusya,Alex (22.10.87),Zlata (27.01.99)

Настя
У меня тоже было счастливое детство. Были в нем и отличные игрушки, мама и папа всегда рядом, брат, который «выкидывал» меня в мусоропровод и засовывал в диван , поездки в Эстонию каждый год… в общем, всего не описать. А сколько воспоминаний всколыхнул этот топик! Но вот то, что я постараюсь не повторять с Митей, так это излишнюю опеку… Я сейчас понимаю, что мама во всем была права, но я все равно делала то, что не надо было. Так вот мне кажется, что не запрещай они мне много вещей, я бы делала меньше ошибок. Ведь многое я совершала из принципа «А Баба-Яга против». Хотя….кто знает, может было бы еще больше проблем всяких. Причем, хотя я это и пишу, зачастую замечаю, что с Митей иногда разговариваю мамиными словами…словами из моего детства . Но это, наверное, нормально? Настя и Митя (5.7.00)

alissa
Это точно
(про слова из детства). Вроде не было этого в словаре — а оказывается, было в пассиве :))
И ласкательные словечки, и просто язык -ведь он особый, когда с малышом говоришь.
Только это радует -если с мамой близок, а если нет — раздражает :((
alissa и Пашка-черепашка (30.07.00)

Фигушка
Шалаш в дальнем углу бабушкиного сада с припрятанными огурцами, река в дымке, старый пес, прокусивший мячик и очень застыдившийся, походы за грибами… Столько света!
А лексикон очень передается. Старшая у меня теми же словами, что и я, с младшей воркует — я их уже забыла, а она помнит!

Снегурka
Если идти от обратного, то для того, чтобы у моего
сына было счастливое детство, я постараюсь дожить хотя бы до его совершеннолетия.
Снегурka (сын Андрюша 5.06.2000)

ЮляА
Нет, Снегурка, постарайся прожить подольше — совершеннолетие это самый неподходящий возраст, чтобы терять любимых людей.

Маняша
Моё детство омрачалось в первую очередь несвободой и несамостоятельностью. Хотя мне как раз-таки предоставляли полную самостоятельность и свободу))))) А мне было мало))) И вот меня до сих пор завораживает это ощущение — «что хочу, то и ворочу»))))))) Нет, взрослая жизнь гораздо лучше!!!! Я как-то всегда была реалисткой, и ни во что не верила (кроме Бога), и кажется, всегда была взрослой…. И сейчас ответственность за детей и обязанности кажутся мне небольшой платой за «взрослость»))) Как-то сумбурно получилось…. А мои любимые игры с детства были только две — готовить и возиться с малышами! Я нянчилась с двоюродными братом и сестрой по полной программе)))) Вот это было самое увлекательное занятие!!!!!! Маша, Настенька и Анютка

Маша К.
Детство, мое детство… Мама была жива, папа жил с нами…
Меня любили… Сейчас понимаю, что это было счастье настоящее!
Маша и Серафима (07.09.2000)

 

 

Короткие рассказы о детках от автора ПАПАШИНЫХ ЗАМЕТОК Сарафанова.

 

КОРОТКИЕ РАССКАЗЫ О ДЕТКАХ

-«У вас двойня!»
— Обознатушки!
— Вынужденное наказание.
— Охрана сна.
— «Ну, всё. Я пошел на работу!»
— О строгости в голосе.
— «Да» и «нет».
— Пуак
— Прятки.
— Расстрел.
— Расстрел-2.
— Мама, возвращайся быстрей!
— Коварство.
— Мнимый больной.
— Умозаключение.
— Люди и кошки.
— Мир чисел.
— «Редиска».
— Случай в парке.
— Покой нам только снится.
— Из серии «Ну и пожалуйста!»
— Проблема.
— Стимул.
— Этикет.
— Авария.
— Беседы с маленькой девочкой (Лялей-грудничком).
— «Не проведешь!»
— Переезд.
— Продолжение («Короткие рассказы о детках — 2»)

 

«У ВАС ДВОЙНЯ!»

О том, что у нас будет не один ребенок, а два, нас известили на очень раннем сроке беременности. Это женщина-оператор УЗИ разглядела. Мы, конечно, ликовали, и с удесятеренной энергией принялись выполнять все предписания врачей.
Через некоторое время, по завершении еще одного сеанса УЗИ врач мрачно произнесла:
— У вас нет никакой двойни.
Удар, как говорится, гораздо ниже пояса.
Мы предположили, что или в первый раз нам что-то там напутали, или действительно произошла катастрофа. Позже мы узнали, что такое явление, как «исчезновение» второго близнеца, происходит довольно часто. В медицине есть даже теория о том, что подавляющее большинство беременностей начинаются как двухплодные.
Покорно приняв это известие, мы кое-как дожили до следующего УЗИ, на котором нам вынесли окончательный вердикт:
— У вас двойня!
В этот раз мы не прыгали до потолка. Радовались, конечно, но присутствовал и элемент раздражения: вы уж как-нибудь сначала разберитесь у себя, а потом нам головы морочьте. Впрочем, что я говорю — вышли мы из кабинета совершенно счастливыми!

ОБОЗНАТУШКИ!

Сначала оба ребенка лежали в отделении интенсивной терапии, в палате, где, кроме них, находились еще пятеро-шестеро младенцев. Лежали они каждый в своем инкубаторе, несчастненькие, беззащитные, голенькие, в каких-то тряпичных набедренных повязках, перемазанные мазью непонятного происхождения, со следами инъекций тут и там… Перед инкубатором — имя младенчика; на запястье его ручонки, кажется, тоже.

Потом их неожиданно разделили — на наш, родительский взгляд, это было не самым умным решением — и нам приходилось, когда разрешат, навещать их в разных отделениях.

И вот мы впервые приходим на новое место дислокации к нашему мальчику, которому от роду дня 3 или 4. Медсестра, проследив, чтобы мы надели халаты, проводит нас до одного из деток и оставляет нас перед ним со словами «Не смотрите, что он желтенький, это младенческая желтушка, через это все проходят».
Что-то в облике малыша, однако, настораживает. Какой-то он не такой. Некоторое время мы находимся в легком замешательстве, если не сказать оцепенении, пока, наконец, не догадываемся прочитать табличку с именем. Она гласит: «Лин Сен Нан»!

ВЫНУЖДЕННОЕ НАКАЗАНИЕ.

Единственным видом наказания малышей за проделки у нас до сегодняшнего дня является выговор (или строгий выговор). Не приняты у нас угрозы, и уж тем более — физические расправы.
Однажды, когда деткам было что-то около полутора лет, доведенная до отчаяния, но сохранившая присутствие духа мама сказала не желавшему слушаться малышу:
— Неси ремень и снимай памперс!

ОХРАНА СНА.

Пока мы нянчим своих малышей, у меня невесть откуда появляются поразительные способности.

Меня можно засылать в качестве разведчика во вражеский тыл в разгар осени, с заданием выкрасть план аэродрома, неслышно пробравшись по сухой листве…

Меня можно выставлять на соревнования под названием «Кто первый услышит проснувшегося среди ночи ребенка и сайгаком метнется к нему в другую комнату»…

Одно время мне не было равных в обнаружении пустышки в детской комнате в условиях полной темноты, а также в бесшумном ее вытаскивании из самых труднодоступных мест…

Со временем, правда, навыки уходят.

Мастерство требует частого повторения.

«НУ, ВСЕ. Я ПОШЕЛ НА РАБОТУ!»

Эту фразу я повторяю каждое утро, прощаясь с детками.
«Пока, папа! Пока! Пока!» — кричат мне вслед и машут на прощанье рукой.
Однажды собрался, взял портфель и говорю: «Ну, все. Папа пошел на работу!». Но обычной реакции не наблюдаю. Вместо этого детки смотрят на меня понимающе и серьезно, где-то даже сочувственно, и делают характерный жест — как будто соль трут тремя пальцами: «Денежку зарабатывать, да?»
Бабушка научила…

О СТРОГОСТИ В ГОЛОСЕ.

До какой-то поры малыши, похоже, не улавливали наших интонаций. Или искусно скрывали, что понимают, когда с ними елейным голосом говорят, а когда выговаривают за что-то.

Шло время, и вот они уже широко улыбаются, услышав ласковые нотки, хмурятся, если братик или сестричка плачет, округляют глаза, привлекая внимание родителя к звукам из другой комнаты. В общем, эмоции на лицах отражаются.

Не помню, когда это случилось в первый раз. Кто-то из детишек нашкодил, и я, став свидетелем шкоды, не мог оставить это без внимания:
«Это что за безобразие!» — громко и угрожающе произнес я, сдвинув для убедительности брови. Немедленная реакция меня поразила, и продолжает поражать нас обоих до сегодняшнего дня каждый раз, когда мы на повышенных тонах пытаемся вразумить деток. Парадоксальным образом, ребенок … обезоруживающе улыбается!

Значения улыбки могут быть разными (например, «Не надо на меня сердиться! Я ведь такой хороший!», или «А что, интересно, мне за это сделают?»). Но, как бы то ни было, оба продолжают делать то, на чем их поймали.

Причем, чем строже и громче родительское внушение, тем шире улыбка и проницательнее взгляд — вызов принят!

«ДА» И «НЕТ».

Как-то так получилось, что отказ и отрицание малыши освоили гораздо быстрее, чем согласие. Еще не научившись произносить слова, они уже уверенно крутили головой в ответ на самые разные вопросы и предложения:
«Хочешь кашки?» — крутит головой.
«Пойдем в ванную?» — крутит головой.
«Будешь яблочко?», «Давай памперс заменим!» — тот же эффект.
Все бы ничего, но с некоторых пор мы вдруг поняли, что детки, видимо, не всегда подразумевают то, что показывают. По крайней мере, на вопрос «Любишь мамочку?» они так же уверенно показывали «нет», как и на вопрос, хотят ли они кашки.
Нужно было срочно принимать меры к тому, чтобы исправить ситуацию. И ближайший вечер был посвящен науке кивать головой утвердительно. Не сразу, но потихоньку наука была освоена. Мы получили две отличающихся одна от другой техники кивания:
девушка наша соглашалась несколькими кивками, глядя на вопрошающего и произнося «Га-а-а, га-а-а!», а ее братик слегка прикрывал глазки и кивал значительно, всем телом, и было в этом жесте что-то от японского императора, мудрого и неторопливого.

ПУАК.

Предисловие. Супруга моя ведет родословную от французов, чем очень гордится. Что приятно, не кичится этим и не попрекает меня рабоче-крестьянским происхождением.

Ситуация. Сидим на полу с детьми перед раскрытой книжкой и учимся называть словами все, что видим. От простых слов («Это собака.» — «Ава!» — «Правильно, собака!»; «Это кися.» — «Тись!» — «Правильно, умница!») переходим к более сложным:
«Это змея.» — «МиЯ! МиЯ!» — «Правильно, змея!»
«Это паук.» — «ПуАк!» — «Как ты говоришь, доченька? Повтори!» — «ПуАк!» — «Может, все-таки ПаУк, а не ПуАк?» — «Но-но-но!», — протестует дочка, и буковку «н» при этом произносит на французский манер.

Мы с мамочкой валимся от смеха. Не иначе, с генами передалось!

ПРЯТКИ.

«У нас в Бакардии прятки — национальная игра» — эта, сказанная к месту, фраза полковника Джералда из «Приключений принца Флоризеля» когда-то приводила меня в восторг.

Теперь я могу смело применять эту фразу к своей семье. Потому что мальцов хлебом не корми — дай попрятаться. Излюбленные места для прятания — под покрывалом на родительской кровати, за занавеской и в шкафу. После наших возгласов и недоумений по поводу столь таинственного исчезновения, из укрытия показывается радостное лицо пропажи, и квартира оглашается радостным криком: «КА-КОООО!». Вы бы видели эти лукавые глазки!

РАССТРЕЛ.

Одним из излюбленных удовольствий наших малышей является … расстрел. Показав им в минуту импровизации игру в высшую меру наказания, я и не подозревал, что она настолько завладеет детским воображением. И теперь я обязан продолжать подыгрывать, хотя мне не всегда этого хочется.

Происходит это так: один из детей (второй обычно охотно присоединяется к расправе), направляет на меня указательный палец и радостно имитирует звук выстрела: «Кх!! Кх!! Кх!!!» Я должен правдоподобно падать, корчась от воображаемой боли, жалобно при этом выть, непонимающе таращить на «убийц» глаза или произносить помертвевшими губами последние слова. Однако им этого оказывается недостаточно. Продолжая постреливать, они радуются (чуть не сказал «как дети»), глядя на то, как папу сотрясают конвульсии, как он перекидывается с боку на бок при каждом новом «Кх!!!», пока в очередной раз не затихнет навсегда.

А в других проявлениях бесчеловечности и садизма я их не замечал…

РАССТРЕЛ-2.

Тишина в квартире при бодрствующих детках у нас обычно вызывает обоснованное подозрение. Молчат — значит, шкодят.
Однажды, осознав, что в спальне, где в эту минуту находится дочка, наступило затишье, решаю проверить, все ли там в порядке, неслышно подхожу к порогу и застаю такую картину: дочка лежит на кровати и обнимает Тюпу (абстрактное мягконабивное животное, слегка напоминающее медвежонка), потом сажает его перед собой и ласково так говорит:
— Тюпа-а-а! Тюпатька-а-а!! Кх!!!!

МАМА, ВОЗВРАЩАЙСЯ БЫСТРЕЙ!

Стоим на подоконнике и наблюдаем за прохожими, проезжающими по дороге машинами, собаками, прогуливающими своих хозяев…
Вдруг — возбужденный крик:
— Мама!!!
Смотрю туда, куда мне указывают пальчиком, и ничего не понимаю:
— Где мама?
— Кам! (т.е. «Там!»)
— Да нет же, мама здесь, она дома.
— Кам!! — возмущению нет предела.
— Да вон она, в соседней комнате.
— Ка-а-а-ам! — уголки губ опускаются, голос дрожит, плач уже готов сорваться с детских уст.
— Ну, хорошо, хорошо. Давай позовем ее! Мама! Приходи скорей домой!..

КОВАРСТВО.

Дочка не слушается. Используя в качестве ступеньки окошко стиральной машины, подтягивается на цепких ручках к кухонной раковине, и ей остается уже чуть-чуть до того, чтобы перегнуться и влезть в нее. Я снимаю ее раз, выговариваю, потом еще раз, опять занимаюсь нравоучениями. Мама сидит здесь же, за столом, и с интересом наблюдает за сценой. В третий раз я повышаю голос и ставлю непослушное дитя в центре кухни уже весьма решительно.

Дочка в приступе негодования бросается на пол и начинает вопить. Актриса, понимаешь.

Мама спрашивает: «А что случилось? По какому поводу слезы льем?».
И получает ответ: «Папа по попе отлупи-и-и-и-ил!!!»

МНИМЫЙ БОЛЬНОЙ.

Случай №1.
Подходит ко мне дочь с нахмуренными бровями и трагически заявляет вполголоса:
— Папа! Сердце болит!
— Давно болит?
— Давно.
— Сильно болит?
— Сильно.
— А что еще болит?
— Пупок болит…
— А еще?
— РУка болит, нОга болит…
— Бедная моя девочка! Ну, иди, маме об этом скажи, пусть она тебя тоже пожалеет!

Случай №2.
Звоню с работы домой. Успеваю поздороваться с мамой. За обладание трубкой на том конце провода идет, слышу, нешуточная борьба. Надо сказать, что дочка еще не выздоровела, хотя пик простуды уже позади. Трубка вручается ей:
— Папа…
— Привет, доча!
— Пивет…
— Как ты себя чувствуешь? — спрашиваю я, и слышу признание обреченного человека:
— ОЧЕНЬ ПЛОХО.

УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Как-то незаметно детки перешли в своих речах от воспроизведения действительности к ее творческому осмыслению, к анализу. Один из первых сынишкиных выводов нас изрядно повеселил.

Дело было так. У меня началась ангина — почти забытое мной заболевание. Глотать больно, голос сел, настроение дурацкое…
Накануне — один из редких случаев! — я накричал на распоясавшихся мальцов, причем если дочку, кажется, удалось осадить, то на парня нашего мой ор должного впечатления не произвел. А утром я, хрипя и прокашливаясь, говорю нашим близнятам:
— Папа болеет, охрип. Видите, голоса совсем нет…
На что сын мой ответствует (словно притчу рассказывает):
— Папа кричал сильно. Голос пропал.
Причинно-следственная связь установлена.
Мальчику 2 года 3 месяца.

ЛЮДИ И КОШКИ.

У нас в семье есть еще и кошка. Средней пушистости, девяти лет от роду. Невзирая на солидный возраст, она порой носится по квартире с горящими глазами, гоняет теннисный шарик или игрушечную мышь, как в лучшие котеночьи времена.

Чуть больше года назад в ее жизни произошли кардинальные изменения. Ее стали замечать. Кончилась лафа, начались суровые будни. Размеренное и вольготное существование обернулось в одночасье необходимостью быть всегда начеку, чутко спать и лишний раз задумываться над составлением такого маршрута, который бы исключил (или минимизировал) вероятность столкновения с маленькими разбойниками.

Чего у кошки не отнять, так это мудрости. В ответ на агрессивные действия маленьких бандитов она не стала мстить и ревновать (читай: гадить), а предпочла поменять постоянные места дислокации на менее открытые (с кровати — под кровать) или труднодоступные (с первого и второго кошачьих этажей — на третий и четвертый).

Но, как известно, нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Настырные малолетки достают ее (в прямом и переносном смысле слова «достать») везде и всюду, заставляют ее забиваться в самые далекие углы и при этом страдать от звона в ушах, сидеть с выпученными глазами, дурея от усилий понять, чего же от нее хотят.

Дети, похоже, на ошибках не учатся. Получая время от времени глубокие царапины на руках и лицах (в опасной близости от глаз), они орут как резаные, а слезы ручьем текут по лицам. Но на следующий же день, при случае, подбираются к спящему животному, и над его ухом раздается победоносный вопль: «А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!!!!»

МИР ЧИСЕЛ.

Математиков у нас в семье нет. Ну, разве что дедушка… И то…

Тем удивительнее то, что одними из первых слов у наших детей стали… числительные. Мы на них внимание не акцентировали, просто пару раз до двадцати громко досчитали — и забыли. Мы, конечно, встречали и проговаривали вариации счета до трех, четырех или пяти во время игр или при совместном с малышнёй изучении книжек («…родились у нас котята, их по счету — ровно пять», «раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять», «раз, два, три — ёлочка, зажгись!» и т.п.), но до того, чтобы прививать любовь к цифрам, дело не доходило.

Едва научившаяся произносить первые слова, дочка сидит как-то в кроватке с какой-то игрушкой и тихонечко размышляет вслух: «Один, ва, ти… тити-и… пять… сесь… осемь… осемь… осемь… десить…» Затаив дыхание, я пережидаю паузу. «Одинитить. Винатить. Тинатить. Титинатять!» Наверное, если бы к нам в окно заглянул динозавр, я бы испытал меньшее потрясение!!!

Впервые увидев на экране моего монитора мигающий курсор, детки в один голос закричали, показывая на него пальчиком: «Один!!! Один!!!»

Сынишка сейчас рассказывает стишок про зайчика, которого подстрелили, так: «Пять, шесть, семь, восемь. Вышел зайчик погулять».

По-моему, детки даже переговариваются друг с другом при помощи кодов: «Восемь-девять-пять!!!» «Одиннадцать-двенадцать-семнадцать!!!»

Лобачевские…

«РЕДИСКА!»

Помните, как в «Джентльменах удачи» лже-Доцент (Евгений Леонов) отучал своих «коллег» от воровского жаргона?
Пришлось и нам недавно попотеть. Детки вдруг начали активно применять суффикс «к» в отношении близких и знакомых людей: «папка», «мамка», «бабка», «дядька Во-одька», «тетька Надька» и т.п. Результатом творческого поиска альтернативных вариантов стали слова «папочка», «мамочка», «папулечка-дорогулечка» и «мамулечка-красотулечка». Составные формы сложноваты в произношении, но их проговаривание доставляет самим деткам радость. Теперь ребенок даже если и обронит «неправильное» слово, тут же исправляется:
— ПАПКА…ТЬКА…

И вот однажды, увидев, как доча окунает зубную щетку в таз с замоченным бельем, а потом берет щетку в рот, и исчерпав методы убеждения, я вырываю щетку из рук ребенка. Ребенок, естественно, рыдает и с пунцовым лицом и размазанными по нему слезами уходит, негодуя, жаловаться маме. Что, вы думаете, она сказала маме (аналогия с «Джентльменами…» продолжается)?
— ПапУитька-гугугУитька ССЁТКУ ОТОБ-АЛ!!!

Апрель 2002.

СЛУЧАЙ В ПАРКЕ.

Гуляем с детьми в парке. Первое июня. День солнечный, тихий и теплый.

Обходим большой, не пригодный для купания пруд. Над прудом со всех сторон нависли старые деревья. По водной глади кое-где проплывают уточки, и мы некоторое время следим за их маневрами. Вот рыбак застыл над водой, зафиксировав удилище над местом, внушающем ему доверие. Святой человек… Единственная лавочка занята двумя людьми, объединенными общностью идей и запивающими нехитрую трапезу пивом «Бочкарев».

Мы идем вчетвером вдоль берега по свежей траве, задерживаясь у желтых одуванчиков, которые дочка срывает и из которых формирует букет, обращаем внимание на разные бытовые мелочи и комментируем все, что видим.

И вот замечаем на опушке пожилую пару. То ли загорать они пришли, то ли просто погреться и подышать, то ли еще какие мотивы их сюда привели… ОНА лежит в купальнике среди травы, анфас к солнцу, на глазах — солнцезащитные очки; ОН, в плавках, стоит в нескольких шагах от нее, воздушные ванны принимает.
Сынишка замечает его первым:
— Дядька го-ий!!! Папа! Го-ий дядька!!!
Я поправляю его:
— Не «дядька», а «дядя». Он не голый, видишь, на нем плавки. Он загорает.
— Зага-ает дядя, — эхом отзывается мой наследник, а мужчина понимающе улыбается.

И тут взгляд сыночка падает на отдыхающую женщину:
— Папа!!! Мама!!! Дядька ва-яется!!!

ПОКОЙ НАМ ТОЛЬКО СНИТСЯ.

Быть спокойными, послушными детками, возиться тихонько с игрушками — это не про наших близнецов. Спокойными они бывают один, нет, два раза в день — когда проснутся. В эти счастливые моменты ангелы спускаются с небес и парят в подпотолочном пространстве. Лучи утреннего солнца падают на сонные личики, заставляя их обладателей жмуриться и улыбаться одновременно.
После дневного сна задумчивость на лицах и размеренность в движениях превращает деток в милых, образцовых созданий, которыми так и хочется умиляться. Звуки волшебных флейт слышны, наверное, по всей округе, а атмосфера легкости и безмятежности проникает от нас в соседние квартиры: воинствующие соседи мирятся между собой, мужья без причины целуют жен, а у школьников с первого раза решаются примеры по математике.

Нужно ли говорить, что это очень непродолжительные промежутки времени!..

И вот уже ангелы, вздохнув, вознеслись обратно ввысь, а детские лица перестали выглядеть блаженными. Начинается бесконечная череда эпизодов: охота за общей добычей переходит в погоню друг за другом, сменяется борьбой за обладание чем-то очень ценным, борьба при любом исходе оборачивается воплями и рекой слез. За примирением, возможным только с участием взрослых, следует новое приключение, в котором каждому хочется быть первым, из-за этого начинается борьба, переходящая в вопли и реки слез. И т.д.

За год с лишним мы не отучились от привычки поддерживать чистоту и порядок. С каждым днем это становится все труднее делать, но мы с маньяческим упорством продолжаем собирать разбросанные по квартире игрушки и книжки, оттирать мебель и обои от каляк-маляк (где это возможно), менять лампочки в уроненных настольных лампах, зашивать, заклеивать все, что рвется и ломается, подметать и пылесосить и Бог знает что еще делать.

В то же время — парадокс! — мы на глазах становимся пофигистами и бесстрастно наблюдаем, как с кроватей слетают подушки, одеяла и простыни, как сыплются на пол крошки и пачкается одежда. Мы оба, должно быть, выглядим со стороны слегка тормознутыми. Взгляды у нас не то чтобы потухли, но стали менее выразительными, утеряли былую быстроту и теперь гораздо дольше задерживаются на каждом предмете, хотя, казалось бы, чего на него смотреть? Эй!..

Провожая меня на работу, супруга протянула мне вместо ключей от дома детское питье.

Уходя в другой раз на работу и закрывая за собой дверь, я вспомнил, что не освежился туалетной водой после бритья… и неожиданно осознал, что я, в общем-то, и не брился.

Непростое это дело — детей растить!

Март 2002.

ПРОБЛЕМА.

Я знал, что добром это не закончится. Что наши вольные речи будут услышаны, расчленены на составные элементы, и из этих элементов в целях воспроизведения будут выбраны самые нежелательные.

Вообще-то, мы люди культурные. Но не настолько, чтобы в нашей устной речи совсем не встречались слова, которые не принято произносить на людях. То есть, бранных слов мы действительно не употребляем, а вот те, что находятся на грани цензурной лексики, чего уж греха таить, порой проскакивают.

Короче говоря, одно нехорошее слово было услышано (может, и не один раз, может, и не от нас) и прочно засело в детских извилинах.

Сначала детки применяли его только в экстренных случаях, от большой обиды друг на друга, а также на папу или маму, в зависимости от того, кого они на данный момент считали обидчиком.

Наши усилия по искоренению этого «термина» привели к обратному результату: частотность произнесения запретного слова значительно повысилась. И применяться оно стало к гораздо более широкому кругу лиц, присутствующих или отсутствующих. Дети начали даже выстраивать своеобразные списки людей, животных и объектов окружающего мира, давая им всем одну и ту же характеристику: «каКАка». Иногда они это делают нараспев, но без экспрессии в голосе, но бывает, что и радостно, звонким голосом, как будто на утреннике стишок рассказывают.

Приходит, например, к нам в гости бабушка:
— Детки, кто к вам пришел?
— БАБКА!
— Не «бабка», а «бабушка», «бабуля»!
— Бабка! Бабка! Бабка каКАка! — широко улыбаясь.

Мы понимали, что это — временное явление. Но опасались, что когда-нибудь они, не задумываясь, бросят обидное слово кому-то из наших знакомых прямо в лицо. И пойди докажи, что это не ты в таком ключе отзывался об этом человеке, и что ребенок услышал и вот сейчас совершенно случайно повторил, а что это обычная детская шалость, и что он вовсе не имел в виду то, что сказал…

И вот к нам пришла тётя-врач.

Стоя в дверях и мило улыбаясь, тётя явно собиралась установить контакт с симпатичными ребятишками, но дочка не стала церемониться и громко, отчетливо, чтобы ни у кого не было никаких сомнений, произнесла:

— Тётька — каКАка манинёния! (маринованная)

Что же будет дальше?..

P.S.: а дальше было вот что: подходит к нам как-то во время прогулки дама чуть выше среднего возраста и, умиленная видом близнецов, обращается к нам:
— А они у вас уже говорят?
И не успеваем мы открыть рот, как нас опережают детки (опять дочка!):
— Тетька — каКАка!!!
Немая сцена. Дама понимает, что детки уже-таки говорят…

2002г., апрель-июль

ИЗ СЕРИИ «НУ И ПОЖАЛУЙСТА!».

Прием «Ну и ладно! Не больно-то и хотелось» крепко усвоен нашими детками. Вот несколько ситуаций, когда они его применяли:

1. Бабушка наставляет нашего сына:
— А я с тобой гулять не пойду. Ты себя плохо ведешь.
— Ну и не надо, — говорит он. После короткого размышления: — Я с дЕдетькой пойду!

2. В качестве наказания за проступок угрожаем дочке:
— Не пойдешь на качельки!
На что она, не задумываясь, отвечает:
— Ну и ладно… Качельки будут плакать!

3. Пугаем детей темным чуланом, показывая на хозяйственную комнату в холле, запираемую горничной на ключ:
— Вот тетька посадит в чулан и запрет, будешь там в темноте сидеть!
— Я сама зайду в чулан и буду там сидеть на попе!

4. Используем старушку, сидящую через стол от нашего стола, в качестве устрашения, чтобы детки охотнее ели:
— Вон Баба-Яга! Видишь? Если не будешь есть, мы ее позовем, и ОНА будет тебя кормить!
— Баба-Яга! Покорми меня! Баба-Яга-а-а!!! Покорми-и-и-и меня-а-а!!!

СТИМУЛ.

Собираемся гулять. Сын спрашивает:
— А мы сейчас за картошечкой-фри пойдем, да?
— Нет, мой хороший, у нас картошечка-фри по субботам… (в этот день недели мы действительно заезжаем в МакДоналдс и покупаем деткам по порции картофеля).
Разочарованно:
— А я хорошо пое-ел…
Мол, заслужил же…

ЭТИКЕТ.

Заходим в лифт с еще одним мальчиком «нашего» возраста (где-то 2г. 9м.). В руках у сына — сухая веточка, подобранная на улице. Мальчик, увидев веточку, молча начинает вырывать ее из рук нашего парня, тот, естественно, не отдает. Мама мальчика пытается отговорить его от плохой идеи, наша мама уговаривает сына отдать уже эту веточку мальчику — все бесполезно. Напряжение нарастает, вот-вот начнутся крики и слезы… и вдруг мальчик, так и не сумев силой завладеть заветным предметом, в отчаянии говорит:
— Пожалуйста!!!
На что сынишка голосом воспитателя-наставника ворчливо отвечает:
— СНАЧАЛА надо говорить «пожалуйста»!

АВАРИЯ.

Дочка ездит по квартире на детской машине, громыхая по паркету пластмассовыми колесами. Вдруг из коридора, где она в эту минуту находится, доносится глухой стук, свидетельствующий, скорее всего, о падении водителя — наверное, занесло на повороте, — и через секунду в комнату забегает ребенок в слезах:
— Папа, я ехала-ехала, а потом вот так вот упа-а-ла-а-а…
— Ну? А потом встала и пошла?
— Да-а…
— Вот и хорошо. Можешь опять садиться и ехать.
Уходит в коридор, где и случилось ДТП. Слышно, как она обращается к машине, с которой упала:
— Маши-и-на, ты чего, совсем?.. Ку-ку??

Сентябрь 2002.

БЕСЕДЫ С МАЛЕНЬКОЙ ДЕВОЧКОЙ (ЛЯЛЕЙ-ГРУДНИЧКОМ).

Дочка придумала, что она — «маленький грудничок» и что зовут её Лялей. Ляля еще не умеет ходить, плохо говорит. Чтобы нам с мамой было понятно, что в данный момент мы имеем дело с Лялей, а не с нашей дочкой, она изменяет голос до писка. Но, поскольку до нас все равно не сразу и не всегда доходит, она начинает фразу с представления, мол, это Ляля сейчас к вам обращается, и для верности повторяет имя вымышленного ребенка в течение разговора. Надо заметить, что Ляля себе иногда много позволяет, но мы же должны понимать, что перед нами совсем еще несмышленая девочка! Итак:

№1

— …Ляля… Ляля… Как… тебя… зовут?.. Ляля…
— Меня папа зовут.
— Ты — какатька, папа!.. Ляля…
— Да разве ж можно так папу называть?!
— ЛЯЛЯ… Папа, ты какатька… Ляля…

№2

— …Ляля… Ляля… Как… тебя… зовут?.. Ляля…
— Меня папа зовут.
— Нет. Ты не папа. Ты — поньтик! (пончик)
— Ну, хорошо. Пончик так пончик.
— Поньтик, ты — какатька… Ляля…

№3

— …Ляля… Ляля… Как… тебя… зовут?… Ляля…
— Меня пончик зовут.
— Ты — ка… нехо-осий, поньтик!.. Ляля…
— Почему это я нехороший?!
— А ты плохо себя вел: плохо ку-у-шал, не ка-а-кал…

сентябрь 2002

«НЕ ПРОВЕДЕШЬ!»

Такая игра: дети по очереди залазят на широкий подлокотник кресла и прыгают оттуда на покрытый ковром пол. «Папа! Посмотри, как я умею!».
Сначала очередность строго соблюдается, все довольны, все смеются. Потом у каждого играющего возникает желание прыгать два раза подряд. Совершив прыжок, ребенок вскакивает и устремляется к креслу. Это уже опасно — может случиться социальный взрыв.

В данную минуту наверху сын. Усложняя на ходу правила игры и явно вредничая, он не спешит прыгать, мешает дочке залезть для очередного прыжка. И вдруг у него из рук выпадает маленький мячик, с которым он не расставался последние 20 минут. Дочка охотно подбирает мячик.

— Отдай! — приказывает сын.
— Нет, — твердо заявляет дочка.
— У меня в руке только что был мячик! Я его уронил, а ты мне его не отдаешь! Отдай!
— Не отдам. (В голосе слышны издевательские нотки).
— Ма-а-ма-а-а!!!
— Слезай. Тогда отдам.
— Нет. Отда-а-а-й.
— Я отдам. Слезай.
— Не-е-е-т.

Пора вмешиваться…

октябрь 2002

ПЕРЕЕЗД.

— Мама, а мы на новую квартиру Мишку возьмем?
— Обязательно, доча.
— А кухню? (Игрушечную)
— И кухню возьмем.
— И машинки?
— И машинки.
— И книжки?
— И книжки. А как же. Непременно возьмем.
— И стенку?
— Что?
— И стенку возьмем?
— Какую стенку?
— Вот эту вот! (показывает, улыбаясь, на одну из стен в комнате)
— Как же ты ее собираешься везти?
— А я положу в мешок и повезу. (Выражение лица, какое можно увидеть у взрослого: хитрый прищур, игра в простачка, мол, это я на публику, так-то я все прекрасно понимаю…)
В разговор вступает сын:
— А не тяжело будет?..
Браво! Для двух лет и девяти месяцев совсем не плохо…

Продолжение («Короткие рассказы о детках — 2»)

Записи (замечания) в школьных дневниках

Записи в школьных дневниках

Кто когда-нибудь был в армии, тому знаком армейский афоризм «Сапоги — лицо солдата!». Имеется в виду, конечно, же, их состояние, по которому и судят о том, с каким бойцом мы имеем дело — аккуратным, исполнительным, подтянутым или, наоборот, с расхлябанным неряхой.

Но это в армии. А в школе что является лицом ученика? Правильно, дневник! Здесь уже надо смотреть не на внешнее состояние дневника, а на его «начинку». Конечно, и по тому, в каком виде он содержится, тоже можно составить кое-какое представление об учащемся. Но главное в дневнике, разумеется, оценки — это раз, и замечания учителей — это два. Изучив все это, мы с большой долей вероятности угадаем, что из себя представляет обладатель этого главного школьного документа.

Пока дневник проживает свою первую жизнь (то есть, когда он находится «в работе»), нам кажутся страшно важными наши отметки. Двойки и замечания нас ужасают. Вспомните, как вы переправляли плохую отметку и подделывали подпись учителя! Что, не подделывали? Ну, наверняка, кто-то в вашем классе подделывал. Я, помнится, первым в классе применил технологию заклеивания графы с «неудобной» отметкой — некоторое время срабатывало! Кто-то подходил к утаиванию неприятностей от родителей более радикальным методом — вырыванием листов из дневника…

Так вот. Проходит время, много времени, и что мы в первую очередь вспоминаем? Чем бравируем? Что лелеем и чем гордимся? Пятерками? Как раз-таки, теми самыми замечаниями, которые когда-то нам портили кровь!

Мы искренне хохочем над собственными поступками и над неуклюжими формулировками учителей. Я бы даже сказал, что подборки учительских замечаний — это такая же востребованная вещь, как выдержки из школьных сочинений.

О том, какими записями наполнен мой собственный дневник, я рассказал здесь и здесь . Кому интересно — загляните! А здесь приведу замечания, найденные на просторах Сети:

«На уроке ботаники съел наглядное пособие. Тов.родители, давайте ребенку деньги на завтрак»
«Огрызался вместе с учителем»
«Кувыркался без мата»
«Весь урок не вылезал из портфеля»
» Высморкался в рисунок товарища»
«В группе продленного дня отстригнул девочке косу»
«Без разрешения учителя повесился на брусьях»
«На музыке опять пел много лишнего»
«Тов. родители! Научите вашего ребенка прыгать через козла! Ваш ребенок боится козла больше, чем меня. Физрук»
«Двусмысленно смотрит на доску»
» Обмазал девочку слюнями. Прошу сейчас же принять меры»
«Постарайтесь научить вашего сына уважать во мне женщину, иначе он плохо кончит»
«Бегал на уроке физкультуры!»
«Выл на уроке»
«Дергал за косички учеников начальных классов»
«Сорвал урок алгебры, выставив ноги в проход»
«Списывал у двоечника»
«В дневнике семиклассницы: «Пришла в школу без сменки и нетрезвая!».
«Ваша дочь не пошла к гинекологу проверяться на девственность! Примите меры!»
«На перемене кидался кактусом и тряпкой»
«Разговаривал на русском языке!» (!)
«Щеткой для подметания верстака, причесывал одноклассника, примите меры»
«Пытался сломать тиски»
«Мстил на уроке однокласснику»
«Танцевала на парте в носках»
«Ходил по классу и громко ругался матом»
«Зверски мучил товарища!»
«Ударил товарища портфелем по голове. Тов. родители! У Вашего сына слишком тяжелый портфель, проследите за отсутствием лишних книг!»
«Разрисовала всю парту и ботинки соседа»
«Кидалась сырками в потолок»
«Подбила класс съесть коллекцию семян в кабинете биологии»
«На уроке не слушает, просто ляжет на парту и лежит»
«Родители, обратите внимание! Ребенок морально пуст!»

 

Геннадий

 

Гараж. Рассказ о превращении сараев в гаражи

 

ГАРАЖ

 

 

Дом, в котором я вырос, был построен где-то в 50-60 х годах (страшно подумать) прошлого столетия. Их было всего несколько кварталов, построенных для рабочих и служащих кустанайского химзавода, и располагались они между магазином «Радуга» и ДК «Химик». Архитектурной достопримечательностью эти дома не являлись, но были выполнены в определённом стиле, я бы даже сказал дизайне. На фасадах присутствовали элементы гипсовой лепки в качестве обрамлений над окнами или балконными опорами. Балконы были открытыми с узорными металическими перилами.
Балконные двери были двухстворчатыми. Комнаты в этих домах были небольшие, но зато потолки высокие, почти 3 метра. Стены домов выложены частично из шлакоблоков и кирпича, имели деревянные перекрытия и деревянные лестницы в подъездах. Жили в них обычные люди, с порой очень необычными судьбами. Например, в нашем доме жили старики — дед Серёжа и баба Маруся. Баба Маруся — добрая бабушка с перекошенными от паралича губами и постоянно трясущейся рукой. Когда я её первый раз увидел, то сильно испугался, но потом мне пацаны во дворе рассказали, что всё это у неё потому, что она пережила блокаду в Ленинграде и потеряла там ребёнка. Все мы их очень уважали и никогда, даже в наших шальных проделках, старались не обижать.
Другой сосед, преподаватель Пединститута и в прошлом капитан 3 ранга, прошедший войну, имел очень смешные усы, точь в точь как у Будёного. На 7 Ноября и День Победы всегда надевал свой белый парадный китель, увешанный множеством орденов и медалей, подвешивал кортик (мы от него глаз не могли отвести), подкручивал усы, и ходил на парады. Мы тоже им гордились. Да и другие люди, многие из которых уже канули в небытиё и про которых нигде ничего не написано, но живут они по прежнему в нашей памяти, памяти детства.

Так вот, в большинстве этих домов не было подвалов. То ли строили в спешке, то ли земли в Кустанае было тогда больше, не знаю. Но зато каждой квартире принадлежал один сарай во дворе. Два ряда сараев, словно коричневая деревянная стена старой крепости, разделяли наш квартал на две половины. Универсальность этих сооружений соизмерялась потребностями их хозяев и фантазией детей, живущих в этом дворе. Кто-то хранил там картошку в погребе и домашние соленья-варенья, кто-то мотороллер, кто-то просто разный хлам. В целом все они были перекошены, имели щели и покрытые толью крыши. Но всё же некоторые были ухожены — и толь новая, и дверь обита жестью, покрашена и подпёрта металической планкой с новым замком, и щели аккуратно залатаны. Всё зависело от того, в каких целях использовал хозяин свой сарай.
Для нас, пацанов, в зависимости от игр сараи превращались то в горные хребты, которые мы преодолевали, то в лабиринты для игры в прятки, то в крепость, где засел враг. Там мы покуривали, играли в карты, чинили велосипеды, рассказывали истории-страшилки и иногда, пардон, писили.

И стояли бы они наверное до сих пор, но где то в 1987 году палили пацаны пух во дворе, да и не рассчитали огневую полосу. И вспыхнули сараи как спичечные коробки.
Сгорели почти все. Несколько лет стояли обуглившиеся останки во дворе, пока жильцы не собрались и не отправили петицию в горисполком с просьбой восстановить сараи. Петиция долго гуляла по всяким инстанциям и вернулась обратно из городской архитектуры с резолюцией: «разрешить строить сараи размером 4 на 4 метра, за свой счёт, но из несгорающего материала!» Мужики «почесали репу», составили список застройщиков, отправили в городскую архитектуру и приступили к восстановлению. Первым быстренько подсуетился мужик из соседского дома, который был начальником по строительству на химзаводе. Через пару дней пригнал две машины шлакоблоков, цементу и работяг, которые за пару дней «забацали» ему сарай. Воткнул он туда гаражные ворота и … и всё! Мужики во дворе просто обалдели. И так и сяк ходили вокруг разглядывали это архитектурное чудо. Сзади зайдут – вроде сарай, спереди подойдут – вроде гараж!? Дело в том, что иметь гараж рядом с домом в те времена являлось роскошью. Помните гаражные кооперативы? Живёшь на вокзале, а гараж в 9 м микрорайоне, и то хорошо! Некоторые и этого не имеют.
А тут тебе прямо во дворе! Не долго думая, мужики следуя «железной логике» типа «А я что, лысый, что ли! Где 4 на 4, там и 3 на 6», приступили к активным действиям.

Надо сказать, что у большинства были равно одинаковые возможности как в приобретении строительного материала, так и в материальных средствах и стоительных навыках. Поэтому возводили все свои детища, как говорится, кто во что горазд. Благо прямо по соседству строили банк и какое-то здание на химзаводе. Смотришь, после обеда в банк привезли кирпич, утром возле каждого гаража небольшая стопочка кирпичей. Работа целый день кипит. Не завозят в банк кирпич, и на гаражах работы нет.

Как вы уже догадались, были среди счастливых обладателей участков и я с моим другом. Но не то что бы мы были очень богаты, но всё же воровать по ночам кирпич нам было лень. Поэтому мы всё покупали. Что оказалось тоже не так просто. Вроде бы КЖБИ есть, а кирпича и плит нет. Вот парадокс развитого социализма! Но все же мы «урвали» где то 5 свай для фундамента, кирпич и плиты. Чем поначалу завоевали нелюбовь на «всенародной» стройке. «У, комерсанты проклятые!» — шипели некоторые нам в след. Но это только поначалу.
Как положено, рано утром появляюсь я с моим другом на стройке. Работа уже кипит, вчера в банк кирпич завезли. У меня в руках нивелир. Вручив своему другу линейку, гоняю его по всему периметру участка периодически отрываясь от окуляра. Вокруг стоит хохот. Мужики собрались посмотреть на этот цирк. Репликам нет конца, подкалывать они любят. Я не обращаю на это внимания. Я их всех с детства знаю как облупленных. И знаю, что все, что происходит, нормальное явление. Мой друг смущён. Для него эта стройка тоже определённое испытание в жизни.

Он вырос в центре города в одном из элитных домов. Занимался в кружках во дворце пионеров, драться не любил, с шантрапой в детстве не играл. Часто, глядя, как я спокойно почти по-братски беседую с «простолюдинами», он удивлялся: «О чем ты можешь с ними говорить, что у тебя может быть с ними общего?» Он не мог понять то, что никто из этих людей не виноват, что не получил в жизни достойного образования; что книги на полках редкость, что матерная речь в доме с детства это нормативная лексика, что хорошим манерам в жизни их было учить некому. Но у каждого из них есть душа. Душа хорошая, порой ранимая, которая как умеет защищает себя. Как объяснить ему, что вот этот парень, сыпящий через словом матом, сплёвывающий через выбитый зуб, в детстве не побоялся встать рядом со мной в драке, когда на меня напали 6 крепких наримановских урок. А второй, тогда интеллигентный ребёнок, навалив полные штаны, убежал. Да, среди этих людей есть «волки», но чтобы научиться их различать, нужно научиться заглядывать в их души через барьер внешней «барикады», нужно с ними прожить.

Итак, уровни «прострелены», нивелир упакован, зеваки разошлись. За пару пузырей (не поддающяяся инфляции валюта) тракторист из ЖКО вырыл нам яму под погреб. Погреб выложен. Мы сооружаем «подушки», на которые укладываем сваи, и начинаем возводить стены. Через несколько дней прошёл сильный ливень. За 27 лет, прожитых в Кустанае, я такой видел первый раз в жизни. Лило как из ведра в буквальном смысле. Мощность ливня подмыла все кое-как залитые фундаменты гаражей , стены завалились погреба засыпались. Когда я утром пришёл – я не мог поверить своим глазам. Полная катастрофа. С большим облегчением в груди, я увидел, что наши фундамент и стены стоят невредимые. «Мастерство – его не пропьёшь!» — с гордостью подумал я про себя.

Уже на следующий день ко мне один за другим стали приходить мужики, успевшие разобрать свои завалы, и переминаясь с ноги на ногу, спрашивали, не «стрельну» ли я им своим нивелиром. Я понимал, что нивелир здесь в принципе ни причём, но подлая жажда беззлобной мести, так и свербила где-то в душе. И я не мог не удержаться, что бы не отвесить им словесные оплеухи, за их «подколки» накануне. Дальше всё текло как по маслу, дружно в полном согласии, весело с песней!

И вот однажды , когда почти все гаражи были готовы, шёл я утром на работу через стройку (ну чтобы ещё раз полюбоваться на свою работу). Смотрю — от гаража к гаражу носятся люди в пиджаках с галстуками, машут руками и что-то меряют рулетками. Особенно свирепствовал один из них – видать начальник. Я подхожу и спрашиваю, а что случилось? (хотя начал очень сильно догадываться). Возбуждённый начальник спрашивает меня : «Вы что здесь строите?!» Я отвечаю ему, косясь на свои свежевыкрашенные серебрянкой, гаражные ворота: «Сараи!» — «Молодой человек! Я уже 25 лет в архитектуре, и поверте мне сарай от гаража я оличать умею!» Это был главный архитектор города.

Мой гараж до их пор стоит. А наш Гоша, в те славные времена, помогал нам строить это архитектурное чудо «сарай-гараж», и пролил немало пота на этом объекте, за что ему огромное спасибо!

 

Михаил Раменский

 

К списку рассказов, на страничку ДЕТСТВО В СЕМИДЕСЯТЫЕ >>

 

гаражи - сараи