Записи (замечания) в школьных дневниках

Записи в школьных дневниках

Кто когда-нибудь был в армии, тому знаком армейский афоризм «Сапоги — лицо солдата!». Имеется в виду, конечно, же, их состояние, по которому и судят о том, с каким бойцом мы имеем дело — аккуратным, исполнительным, подтянутым или, наоборот, с расхлябанным неряхой.

Но это в армии. А в школе что является лицом ученика? Правильно, дневник! Здесь уже надо смотреть не на внешнее состояние дневника, а на его «начинку». Конечно, и по тому, в каком виде он содержится, тоже можно составить кое-какое представление об учащемся. Но главное в дневнике, разумеется, оценки — это раз, и замечания учителей — это два. Изучив все это, мы с большой долей вероятности угадаем, что из себя представляет обладатель этого главного школьного документа.

Пока дневник проживает свою первую жизнь (то есть, когда он находится «в работе»), нам кажутся страшно важными наши отметки. Двойки и замечания нас ужасают. Вспомните, как вы переправляли плохую отметку и подделывали подпись учителя! Что, не подделывали? Ну, наверняка, кто-то в вашем классе подделывал. Я, помнится, первым в классе применил технологию заклеивания графы с «неудобной» отметкой — некоторое время срабатывало! Кто-то подходил к утаиванию неприятностей от родителей более радикальным методом — вырыванием листов из дневника…

Так вот. Проходит время, много времени, и что мы в первую очередь вспоминаем? Чем бравируем? Что лелеем и чем гордимся? Пятерками? Как раз-таки, теми самыми замечаниями, которые когда-то нам портили кровь!

Мы искренне хохочем над собственными поступками и над неуклюжими формулировками учителей. Я бы даже сказал, что подборки учительских замечаний — это такая же востребованная вещь, как выдержки из школьных сочинений.

О том, какими записями наполнен мой собственный дневник, я рассказал здесь и здесь . Кому интересно — загляните! А здесь приведу замечания, найденные на просторах Сети:

«На уроке ботаники съел наглядное пособие. Тов.родители, давайте ребенку деньги на завтрак»
«Огрызался вместе с учителем»
«Кувыркался без мата»
«Весь урок не вылезал из портфеля»
» Высморкался в рисунок товарища»
«В группе продленного дня отстригнул девочке косу»
«Без разрешения учителя повесился на брусьях»
«На музыке опять пел много лишнего»
«Тов. родители! Научите вашего ребенка прыгать через козла! Ваш ребенок боится козла больше, чем меня. Физрук»
«Двусмысленно смотрит на доску»
» Обмазал девочку слюнями. Прошу сейчас же принять меры»
«Постарайтесь научить вашего сына уважать во мне женщину, иначе он плохо кончит»
«Бегал на уроке физкультуры!»
«Выл на уроке»
«Дергал за косички учеников начальных классов»
«Сорвал урок алгебры, выставив ноги в проход»
«Списывал у двоечника»
«В дневнике семиклассницы: «Пришла в школу без сменки и нетрезвая!».
«Ваша дочь не пошла к гинекологу проверяться на девственность! Примите меры!»
«На перемене кидался кактусом и тряпкой»
«Разговаривал на русском языке!» (!)
«Щеткой для подметания верстака, причесывал одноклассника, примите меры»
«Пытался сломать тиски»
«Мстил на уроке однокласснику»
«Танцевала на парте в носках»
«Ходил по классу и громко ругался матом»
«Зверски мучил товарища!»
«Ударил товарища портфелем по голове. Тов. родители! У Вашего сына слишком тяжелый портфель, проследите за отсутствием лишних книг!»
«Разрисовала всю парту и ботинки соседа»
«Кидалась сырками в потолок»
«Подбила класс съесть коллекцию семян в кабинете биологии»
«На уроке не слушает, просто ляжет на парту и лежит»
«Родители, обратите внимание! Ребенок морально пуст!»

 

Геннадий

 

Пластов «Летом» (сочинение)

 

Картина А. А. Пластова «Летом»
(5 класс)

 

 

Мы живем в самом центре огромного мегаполиса, среди зданий из стекла и бетона, нас окружают высоченные дома, грохочет строительная техника, гудит транспорт. Парки и скверы в Москве немного скрашивают нашу жизнь, но все равно, это не природа в ее первозданном виде, а просто ухоженные участки города. А так хочется дышать чистым лесным воздухом и любоваться просторами нашей родины, ее лугами и полями! Так хочется посидеть с удочкой у реки или пойти в лес за грибами и ягодами!

Об этом я думал, когда впервые увидел картину А.А.Пластова «Летом», написанную в пятидесятые годы прошлого века. Эта картина очень живая, очень реалистичная. Художник запечатлел в ней кусочек русской природы – опушку леса в середине летнего дня. Но это не просто пейзаж. На картине изображены деревенская девочка и ее мама, которые в яркий солнечный день собирали грибы, устали и устроились отдохнуть на поляне в тени берез. Мама прилегла на траву и уснула, а дочка сидит рядом с ней, не спеша обрывает ягоды с веток и складывает их в кружку. К ногам девочки приткнулась и задремала их собака. Она тоже устала. Ничто не прерывает тишину и покой летнего дня. За спинами женщин виднеется густой лес, в котором, вероятно, таится много опасностей, а здесь, на опушке, можно ни о чем не беспокоиться. Колокольчики и ромашки как бы подчеркивают дружелюбие природы.

По одежде видно, что это обычные деревенские жители. На ногах у девочки даже нет обуви. После войны прошло совсем немного времени, страна восстанавливалась после тяжких испытаний, и люди жили небогато.

Мне понравилась картина Пластова. Она написана с любовью к российской природе. Но она не только о природе. Она еще и о людях, об их мирной жизни, об их простых радостях. От картины так и веет спокойствием. Мы понимаем, что художник любуется лесной опушкой с высокой изумрудной травой и полевыми цветами, любуется и этой семьей, чей отдых как будто бы охраняет притихший лес. Мы чувствуем эту любовь, и она передается нам.

 

©

 

Назад к Школьным сочинениям

 

Письмо Миклухо-Маклаю

 

ПИСЬМО Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЮ

 

 

Творческое задание по истории: написать письмо известному историческому деятелю либо написать письмо от его имени. Первое письмо было написано великому русскому путешественнику и исследователю Н.Н.Миклухо-Маклаю, второе — от имени Эйнштейна.

Письмо ученицы 5 «А» класса _____________
великому русскому исследователю
Н. Н. Миклухо-Маклаю

15 января 1872 г.

Уважаемый Николай Николаевич!

Вы меня не знаете и не можете знать, потому что мне всего лишь 11 лет и живу я в Москве, где Вы, кажется, никогда не имели чести бывать. Однако, несмотря на мой юный возраст, я очень увлечена географией и путешествиями, которые, не сомневаюсь, ждут меня, как только я вступлю в самостоятельную жизнь.

Я слышала о Вашей экспедиции в Новую Гвинею, где Вы занимаетесь исследованиями в различных областях науки и изучаете быт и нравы аборигенов. Ваша статья «Почему я выбрал Новую Гвинею» объясняет Ваше странное, на первый взгляд, желание отправиться на край света и остаться там надолго. А новая наука – антропология – которой Вы служите, кажется мне столь же увлекательной, как и география.

Очень рада, что русский клипер «Изумруд» нашел Вас в Новой Гвинее живым и невредимым. Ведь «Кронштадтский вестник» поспешил составить по Вам некролог, где называет вас «редким типом мучеников науки, пожертвовавшим жизнью для изучения природы».

Мне известно, что многие Ваши коллеги считают безумным выбор места для Ваших исследований. Жить бок о бок с дикарями-каннибалами, да еще в местах, где свирепствует лихорадка, там, куда не ступала нога белого человека, – для этого необходимо большое мужество!

На меня глубокое впечатление произвел Ваш рассказ о вашей встрече с Великим Князем Константином Николаевичем. Вы рассказали ему, что Вам очень важно, чтобы результаты ваших наблюдений и открытий не пропали для науки. И поскольку Вы не ведаете, какою будет Ваша судьба, Вы обзавелись медными цилиндрами для хранения рукописей под землею. Вы просили его, чтобы по прошествии года или нескольких лет с начала экспедиции в исследуемый Вами район Новой Гвинеи зашло бы русское военное судно, с тем чтобы, если Вас не будет в живых, цилиндры были бы вырыты из потайных мест и пересланы Русское географическое общество.

Мы наслышаны о Вашем авторитете среди туземцев. Спасибо за то, что Вы их учите, лечите, в то же время не вмешиваясь в их жизнь.

Ваш пример указывает мне дальнейшую мою дорогу. Я твердо намерена связать свою жизнь с плаваниями к далеким, неисследованным еще берегам. Но останутся ли хоть какие-то берега неисследованными, пока я вырасту?

С наилучшими пожеланиями,

А.Я.

©

 

Назад к Школьным сочинениям

 

Картина И.Попова «Первый снег»

 

Сочинение по картине И. Попова «Первый снег»
(в форме дневниковой записи)

 

Попов Первый снег

 

15 ноября, воскресенье.

Сегодня выпал первый настоящий снег. Наконец-то!

В этом году ждать первого снега пришлось дольше, чем обычно. Погода всё хмурилась и собиралась с мыслями; казалось, еще совсем чуть-чуть – и снегопад накроет наш город. Но каждый раз это событие почему-то откладывалось.

А сегодня, проснувшись и еще ничего не зная, я сразу почувствовал: свершилось! Свет из окна был каким-то необычным. Я подошел к окну. Небо было ни светлым, ни темным, а от края до края одинакового светло-серого цвета с грязновато-розовым оттенком. И с него медленно падали хлопья снега. Снег шел, видимо, всю ночь. Он успел покрыть приличным слоем все дороги, деревья и крыши домов. Улица, на которой стоит наш дом, очень тихая, машины по ней ездят редко. Вот и сейчас на ней не было следов от колес, и ровный слой снега, словно большое покрывало, лежал нетронутым. Только на тротуарах ранние прохожие уже протоптали дорожки. Дворники еще не вышли на работу, не расчистили тротуары и не собрали снег в кучи.

Всё вокруг белым-бело. Такое впечатление, что зима уже в самом разгаре, а ведь еще вчера и намека на нее не было!

Пока я стоял у окна, на моих глазах пустынная улица вдруг ожила. Одновременно навстречу друг другу из подъездов рядом стоящих домов выбежали девчонки-подружки в легких пальто, схватились за руки и закружились прямо на дороге в счастливом танце. На шум выглянули из окон домов люди, да так и остались стоять, наблюдая за происходящим, как и я. Мужчина в телефонной будке тоже, кажется, загляделся на радостный танец девочек. Выбежал на дорогу и наш дворовый пес. Выбежал, да так и застыл в нерешительности, принюхиваясь к новым запахам и прислушиваясь к новым звукам.

Я смотрел на эту картину за окном, и мне хотелось стоять так очень, очень долго. Потому что это было так красиво и празднично, как будто Новый год постучал к нам в двери, вежливо напоминая о том, что он уже рядом и вот-вот придет к нам. Ну что ж, будем ждать!

 

 

 

Назад к Школьным сочинениям

 

Жилин и Костылин

 

Жилин и Костылин
(по рассказу Л. Н. Толстого «Кавказский пленник»)
(5 класс)

 

 

В рассказе «Кавказский пленник» Л.Н.Толстой противопоставляет двух героев – офицеров русской армии Жилина и Костылина, служивших на Кавказе и попавших в плен к горцам (которых в рассказе называют татарами).

Начиная читать рассказ, мы еще не знаем характеров главных героев, а только узнаем их фамилии, но у нас сразу возникает ощущение, что автору больше нравится Жилин, чем Костылин. Жилин, видимо, мужчина «жилистый», крепкий, с твердым характером, а у Костылина характер, скорее всего, как бы «хромает». Мы предполагаем, что Костылин — человек зависимый, нерешительный, нуждающийся в посторонней помощи. Дальнейшие события это подтверждают.

В плен двое офицеров попали по вине Костылина, который должен был прикрывать Жилина, а вместо этого испугался и бросился бежать. Жилин не стал держать злости на своего сослуживца, ругать, проклинать его. Это говорит о его великодушии. В плену они вели себя по-разному. Костылин по требованию горцев сразу написал письмо на родину о том, чтобы за него отдали выкуп. А Жилин намеренно указал на письме неправильный адрес, решив, что обязательно сбежит из плена. Но, кроме хитрости, Жилин проявляет и гордость, и мужество: понимая, что его могут убить, если за него не заплатят, он все равно не боится им об этом сказать («С ними что робеть, то хуже»). И татары его за это уважают. Когда решается вопрос о выкупе, Жилин ведет переговоры, диктует условия, и при этом заботится не только о себе, но и о Костылине.

В отличие от своего приятеля, Жилин не надеется на чудесное спасение и не сидит сложа руки. Он человек деятельный и все время обдумывает, как бы спастись из плена. В этом главное отличие этих двух людей. Один из них деятельный, работящий, верящий в то, что из любого положения можно найти выход, а второй – увалень, лентяй и трус. Глядя на то, как Жилин мастерит кукол или плетет плетенки, хозяйская дочь Дина испытывает к нему симпатию и начинает заботиться о нем. А по ночам Жилин роет подкоп, чтобы спастись.

Когда к побегу все готово, Жилин берет товарища с собой, он хочет спасти и его. Тот отказывается, робеет, но Жилин все же уговаривает его бежать. Побег оказался неудачным, опять же из-за Костылина. Неуклюжий, плаксивый, он натер себе ноги сапогами. Речь идет о спасении жизни, а ему идти некомфортно! Несмотря на то, что Костылин был грузным, Жилин взвалил его на плечи и долго нес. Не мог он товарища в беде оставить.

Их поймали, надели на ноги колодки и посадили в глубокую яму. Казалось бы, спасения нет. Но благодаря Дине, Жилину все же удалось сбежать. А Костылин в этот раз бежать отказался, он смирился со своей судьбой, да и состояние ему не позволяло. Вот так и бывает: тот, кто ставит перед собой цель, верит в нее и делает все, чтобы ее достигнуть, тот побеждает. А тот, у кого воли нет, кто духом слаб, того и силы оставляют.

Жилин сумел прижиться во враждебной обстановке, и это помогло ему выбраться из плена. Другого человека такой случай выбил бы из колеи, заставил бы уехать домой, но Жилин не так5ов. Он остался служить на Кавказе. А за Костылина через месяц дали выкуп, и он был отпущен еле живой. Что с ним было дальше, Толстой не сказал. Наверное, не посчитал нужным даже упоминать о судьбе этого никудышного человека.

©

 

Назад к Школьным сочинениям

 

Письмо Эйнштейна

 

ПИСЬМО ЭЙНШТЕЙНА

 

 

Творческое задание по истории: написать письмо известному историческому деятелю либо написать письмо от его имени. Первое письмо было написано великому русскому путешественнику и исследователю Н.Н.Миклухо-Маклаю, второе — от имени Эйнштейна.

Письмо лауреата Нобелевской премии по физике 1921 года,
автора специальной теории относительности Альберта Эйнштейна
ученику 5 «А» класса ______________
>

21 ноября 1950 года

Сэр!

Не удивляйтесь, пожалуйста, моему письму из далекого для Вас 1950 года. Некоторые вещи невозможно объяснить, опираясь только лишь на известные научные принципы. В течение последних 50 лет моей жизни я пытаюсь доказать это людям.

Если бы чудесным образом я оказался живущим среди вас, в 2010 году, я бы узнал о том, что человечество стоит на пороге величайшего открытия. Если в результате экспериментов, которые сейчас проводят ученые со всего мира в Швейцарии, с использованием БАК (Большого Адронного Коллайдера), будет обнаружен бозон Хиггса, это будет величайшим доказательством существующей теории происхождения Вселенной. Если же бозон Хиггса не будет обнаружен, это тоже окажется величайшей победой, так как выяснится, что наши представления о Вселенной неверны и надо создавать совершенно новую теорию! Эта ситуация кажется мне невероятно красивой.

Но цель моего письма – не беседа о науке. Я хотел бы, если позволите, произнести несколько напутственных слов, которые, смею надеяться, помогут Вам в жизни.

В детстве я был застенчивым и косноязычным. Начальное образование получил в католической школе. В 12 лет сделал огромный шаг от глубокой религиозности в сторону вольнодумства и скептического отношения к авторитетам, благодаря чтению научно-популярных книг. В гимназии не был в числе первых учеников (исключение составляли математика и латынь). Тем не менее, стремление во всем разобраться, умноженное на жажду к новым знаниям и сдобренное математическим подходом к анализу любого явления, сделало чудеса, и я, как считают многие, стал одним из авторитетнейших и умнейших людей современности. Изучайте математику! И, по возможности, иностранные языки!

У меня всегда вызывала неприятие система механического заучивания материала учащимися, которая наносит вред самому духу учёбы и творческому мышлению. Я часто вступал в споры со своими преподавателями, считая, что их положение не дает им право претендовать на истину. Именно споры с учителями научили меня самостоятельному взгляду на природу вещей и сделали меня таки, каков я есть. Будьте оригинальным! Не занимайтесь механическим повторением того, чему вас учат. Как говорили древние, De omnibus dubitandum! (Подвергай все сомнению!)

С шести лет я занимался игрой на скрипке. Увлечение музыкой я пронес через всю свою жизнь. В музыке я находил вдохновение, когда оно мне было необходимым, и утешение, если я нуждался в нем. Любите музыку!

У меня еще много советов, которыми я мог бы с Вами поделиться. Но думаю, что для начала вам будет вполне достаточно и того, что я сказал.

С сердечным приветом и наилучшими пожеланиями на 2011 год,

Ваш Эйнштейн

©

 

Назад к Школьным сочинениям

 

Картина Ф.Толстого «Букет цветов, бабочка и птичка»

 

Картина Ф.П.Толстого «Букет цветов, бабочка и птичка»
(5 класс)

 

 

Перед нами натюрморт. Натюрморт – это картина, на которой чаще всего изображен стол и то, что на нем находится – цветы, фрукты, вазы, столовые приборы, посуда, снедь (рыба, дичь и т.д.). Слово «натюрморт» пришло к нам из французского языка и буквально означает «мертвая природа». Это действительно так. Художники очень стараются, чтобы предметы выглядели натурально, неотличимо от настоящих, но все равно изображение получится неживым.

Художник Ф. Толстой хотел оживить натюрморт. Но как? Очень просто: он включил в него живых существ – птиц, насекомых. И натюрморт «Букет цветов, бабочка и птичка» от этого как бы заиграл новыми красками, наполнился живой силой, как будто в неодушевленный предмет вдохнули жизнь. Если представить, что птички и насекомых на картине нет, она становится унылой, простой, похожей на сотни других натюрмортов.

На картине мы видим стеклянную вазу, наполненную водой, а в ней несколько садовых цветов. Вокруг вазы разложены фрукты – яблоки и виноград. Гроздь винограда, видимо, только что сорвана, вместе с листьями, и усики винограда переплетаются с листьями цветов, стоящих в вазе.

На переднем плане лежат две веточки красной и белой смородины. Они так освещены светом, что кажутся прозрачными. На виноградной веточке сидит какая-то необычная птичка с голубой «шапочкой» и голубым пятном на спинке. Она что-то высматривает на яблоке. Может быть, она увидела червячка или просто приняла за насекомое пятнышко на кожуре яблока?

На одном из яблок мы и вправду видим насекомое – муху. А над ней летит мотылек, он тоже собирается сесть на яблоко или на цветок. Справа от букета изображена бабочка, которая только что вспорхнула с виноградного листа.

Картина выглядит очень красочной и спокойной. Она вызывает в душе ощущение комфорта и равновесия.

©

 

Назад к Школьным сочинениям

 

Сказка В.Ф.Одоевского «Городок в табакерке»

 

Отзыв о сказке В. Ф. Одоевского «Городок в табакерке»
(4 класс)

 

 

Сказка В.Ф.Одоевского «Городок в табакерке» очень познавательная и поучительная.

Маленький мальчик Миша получает в подарок от папы музыкальную шкатулку. Он поражен красотой шкатулки. Ему хочется узнать, как она устроена, что у нее внутри. Это желание исполняется во сне. Оказавшись внутри табакерки и путешествуя по сказочному городу, Миша знакомится с тем, как взаимодействуют части музыкального механизма, как рождаются звуки. Все это для него ново и интересно. А когда Миша просыпается, он понимает, как работает музыкальная табакерка.

Миша – очень любознательный, вежливый, добрый и верующий мальчик.

Главная мысль сказки заключается в том, что все в мире взаимосвязано.

Из сказки можно сделать еще один вывод: когда ты постоянно думаешь о какой-то проблеме или загадке, то решение рано или поздно придет к тебе, пусть даже и во сне.

©

 

Назад к Школьным сочинениям

 

Отзыв о сказке А. Погорельского «Черная курица»

 

Отзыв о сказке А. Погорельского «Черная курица»
(4 класс)

 

 

Сказка Погорельского «Черная курица» не только заинтересовала меня, но и заставила задуматься над такими понятиями как честность и порядочность.

Однажды мальчик Алёша спас черную курицу (Чернушку) от смерти. Черная курица в благодарность за спасение ночью провела Алешу в подземное царство. Подземный король дал Алеше семечко, с которым Алеша всегда будет знать урок, даже не уча его. И мальчик, начав получать хорошие отметки, загордился, зазнался и стал плохим товарищем. Он стал не тем Алешей, каким был раньше. Но однажды он потерял волшебное зерно и не мог запомнить урок, который ему задавали. Испугавшись наказания, которое ему назначил учитель, он выдал тайну про гномов, подземелье и черную курицу. А сам обещал никогда никому об этом не говорить. И подземные жители поплатились за его легкомыслие. Они были вынуждены покинуть свое царство.

Алеша – умный, добрый мальчик. Но в середине сказки он совершает ошибку и, получается, обманывает своих друзей и учителя. Автор в этой сказке учит быть честным, добрым, скромным, трудолюбивым, смелым, всегда думать о том, как твой поступок может повлиять на жизнь тех, кто живет рядом с тобой.

Мне понравилась сказка о черной курице. Любой ученик, наверное, хотел бы иметь волшебное семечко, чтобы знать урок, даже если ты его не учил. Только тогда это будет не твое знание. Важно, чтобы ты сам был сильным и умным человеком, а не просто пользовался чужой силой или чужим знанием.

 

©

 

Назад к Школьным сочинениям

 

Выпуск рассылки «Папашины заметки» №69. О прощании с детством. «Выпускной вечер».

 

ПАПАШИНЫ ЗАМЕТКИ

09.12.2002
О прощании с детством.
 

Здравствуйте!

Можете ли вы определенно сказать, когда заканчивается детство?

Может быть, тогда, когда тебе выдают паспорт и ты носишься с ним, пытаясь куда-нибудь его приткнуть?
Или когда ты впервые сбриваешь то, что можно с натяжкой назвать усами и ищешь где бы чего еще у себя сбрить?
Еще вариант: когда начинаешь посмеиваться над ограниченными, мало чего в жизни видевшими и ничего в ней не смыслящими родителями.
Или вот еще:
— когда девочки из твоего класса заводят привычку отлынивать от уроков физкультуры;
— когда выясняется, что в словах и поступках героев кинофильмов и книг присутствует иногда некий скрытый смысл, и он тебе иногда понятен;
— когда совершаешь первый в жизни серьезный самостоятельный необдуманный поступок…

Список можно продолжать.

Наверное, все эти предположения справедливы. Но все-таки проще всего связывать окончание детства с окончанием средней школы. Принято думать, что оставляя ученическую парту, человек вступает во взрослую жизнь. Он очень спешит туда вступить — там ему дадут, наконец, понюхать пороху, познать вкус некоторых свобод и испытать ни с чем не сравнимые удовольствия, богато рассыпанные на его жизненном пути. Он еще не подозревает, что через пару десятилетий (срок, не поддающийся осмыслению, но наступающий весьма стремительно) будет с тоской вспоминать о ранних годах своей жизни…

Хватит вступлений, все понятно, давай ближе к делу! — скажете вы. Да-да, сейчас-сейчас. Просто хотелось, чтобы вы прониклись серьезностью темы. В общем, я собираюсь сегодня вынести на ваш суд рассказ о выпускном вечере, случившемся у меня в 1983 году. Там не будет погонь и мордобоя, практически отсутствует эротика, никаких открытий, никакого эпатажа. Но рассказ, написанный этим летом, мне очень дорог. Если вы задержитесь здесь и прочитаете его, то сделаете мне большое одолжение. Спасибо!

ВЫПУСКНОЙ ВЕЧЕР

Жаль, что никто никогда не напишет сочинения на тему «Как я провел выпускной вечер». По-моему, много интересного могли бы узнать читатели этих сочинений. Попробую хоть я, что ли…

Подготовка.

Чего там готовиться?! Пускай у девчонок голова болит, в какие наряды наряжаться. Была б моя воля — распорядился бы приходить в любой удобной тебе одежде. Не, на церемонию вручения аттестатов — ладно. Фотографии, поздравления. Опять же, костюм все равно придется покупать — поступать в чем-то надо… Кстати, о фотографиях. К тридцати годам у меня в памяти останется только одно фото (где нас всего-то человек семь, среди них любимые учителя — англичанка и историчка). И то, только потому, что эта фотка долго на виду, под стеклом пролежит… А, еще хорошо запомнится групповой снимок класса на крыльце. Лица наивные, даже придурковатые кое у кого… Через два месяца, когда все разъедутся по разным городам и найти одноклассников будет непросто, кто-то, не помню кто, будет носиться с пачкой широкоформатных, сделанных в ателье, фотографий с лицами в овалах и фамилиями, чтобы не забылись с годами — а отдать-то и некому.

С одеждой все ясно — кто в костюме, кто в свитере, кто при галстуке, кто — без оного. Лично я был в светло-серых вельветовых штанах (чуть великоваты, но в целом — достойная вещь) и в мягком «пиньжаке с карманАми». Плюс галстук отцовский. Одежку достать не просто ведь. Дефицит в стране. Говорят, что скоро будет лучше: Ю. В. Андропов недавно стал Генеральным Секретарем, он порядок наведет.

Сбрасывались мы официально — на официальную часть, и неофициально — на неофициальную. Это, надеюсь, понятно. Учителя с родителями стол накрыли в школьной столовой, ансамбль откуда-то выписали. Он честно наяривал часов до двух или трех, а может, и больше. Не помню. Не возлагая особых надежд на шампанское, купленное для праздничного школьного стола, каждый из нас имел в запасе по несколько бутылок вина и/или водки, кому что больше нравится. А чего стесняться-то? Люди мы к алкоголю привыкшие, события разные отмечать умеем. Но все равно, в глазах многих моих друзей можно было разглядеть какой-то особенный задор, шаловливость можно было прочитать и озорство. Кто-то хотел напиться сильно-сильно, чтобы было что вспоминать, кто-то отправил родителей на дачу и устраивал веселье дома, у кого-то были самые что ни на есть решительные планы в отношении противоположного пола…

Выпускной.

Собрали всех в местном клубе. Учителя расчувствовались, разволновались. Вручая аттестаты, всхлипывали и утирали слезу. Когда к ним выходили двоечники, то не скрывали улыбок сквозь те же слезы, и зал заметно оживлялся. Речи напутственные произносили. Трясли руки парням. С девчонками немного посуше себя вели почему-то. Мы им тоже заготовленными речами ответили, мол, как же мы без школы, да на кого ж мы вас покидаем, вечная память и все такое.

На самом деле мы ничего грандиозного не испытывали. Ну, да, закончили. Ну, не будет у нас больше зануды-классной. Ну, неизвестность появляется, поступишь — не поступишь, новизна манящая предчувствуется. А так, чтобы переломность момента осознать — этого не было.

Ну вот. После торжественной части объявили полуторачасовой перерыв, во время которого кое-кто успел принять. Повеселевшие, мы собрались за большим столом в школьной столовой. Стол был отличный, ничего не могу сказать. Нам, конечно, это было неважно, у нас своя программа, но факт остается фактом: стол был великолепный. Зазвучали, разумеется, с новой силой речи под закуску, пошло братание вчерашних антагонистов, клятвы верности опять же… Некоторых учителей странным образом развезло с трех фужеров шампанского, и они стали все больше замыкаться в своем кругу.

Где-то около восьми выпускники начали перемещаться в спортзал, где уже гремела музыка, пока что доморощенная, на магнитных лентах записанная. Ансамбль приступил к делу, кажется, в девять. Не помню. Сначала все вели себя скромно, будто на первых танцах в жизни. Кучковались, были преувеличенно заняты разговорами, жались у стенок. Двое сумасшедших — Андрюха Михайлов и Димка Путилин — пригласили на вальс учительниц. Хорошо, хоть с директрисой вальсировать не додумались. Она у нас женщина большая, ходит так, словно воздух вокруг себя раздвигает. Я бы только англичанку пригласил, но, во-первых, у меня с вальсом нелады, а во-вторых, чего-то застеснялся я: умом понимал, что нечего стесняться, молодой красивый парень хочет приобнять интересную молодую женщину, сделать с ней несколько па, — а ноги не слушались. И потом, у меня планы другие были…

Стемнело. Народ стал отлучаться вроде как покурить, расползаться и сползаться снова — не уследишь. Только что был человек — а вот уже нету его, а-а, вот он уже и здесь, только уже слегка выпивши.

И понеслось. Люди становились смелее и смелее, народу набивалось все больше — не только выпускники гуляют. Музыка все громче. Кто-то выделывался под музыку, кто-то на глазах преподавательского состава целовался с подругой. Лица учителей вытягивались, глаза округлялись, и нам это доставляло огромное удовольствие. На школьном крыльце уже не только курили не таясь, но уже чуть ли не наливали. Не, наверное, не наливали, хотя все могло быть, врать не буду, не помню.

Когда незаметно наступила глубокая ночь, все стали друг друга со страшной силой искать. Отцы и матери десятиклассников пытались понять, куда делись их сын или дочь, учителя наивно интересовались у ребят, куда запропастился такой-то или такая-то, да и мы сами кого-то постоянно теряли. Многие сильно захмелели, кто-то был уже откровенно пьян, но все равно все очень деловитые:
— Ты Педро не видел?
— Где-то был. Он, кажется, к Вовке домой хотел зайти, там сейчас человек десять наших.
— А Заиченко не там ли?
— Не, Заиченко только что здесь был, покурить, наверное, вышел…

Жили все недалеко друг от друга, так что, по большому счету, ночь прошла в переходах с одной квартиры на другую, с заходами в детский садик, где тебя никто не увидит, и на дискотеку, что в спортзале гремела и школьным балом называлась.

Главным было встретить рассвет. По слухам, дошедшим до нас от предыдущих выпусков, это удавалось далеко не всем. Как только забрезжило на горизонте, с разных сторон к озеру потянулись люди. Саня Солодовник был первым. Его застали спящим и слегка замерзшим на скамейке, растолкали и заставили смотреть, как встает первое солнце в его взрослой жизни. Вадика Воробьева тащили на себе, поскольку сам он передвигать ноги не мог. У Олега Усольцева было разбито лицо — никто так никогда и не узнал, как это получилось. Из двух неразлучных братьев Коноваловых присутствовал один, Андрюха, да и тот не очень хорошо понимал, где он находится и сколько сейчас времени. Он так и спрашивал у окружающих: «Где я и сколько сейчас времени?» Ему отвечали, он закрывал глаза и откидывал голову на спинку скамьи, чтобы через десять минут ожить и снова задать те же волновавшие его вопросы.

Все остальные, включая девчонок, находились в разной степени опьянения — от легкой, почти символической, до средней — и испытывали необычайный душевный подъем. Серега Анисимов пел под гитару, желающие подпевали. В 92-ом он получит медаль «За отвагу» за сбитый самолет, не знаю чей, но вражеский. Димка Лесняк, дурачащийся здесь же, погибнет двадцатилетним в автокатастрофе. Ромка Спицын после развода уедет в Израиль — чего он там нашел? Не понимаю.

Впрочем, мне все это пока не известно. Пока что мы смеемся и орем под гитару, заключаем пари о том, кто первый женится и выйдет замуж, и договариваемся о том, что будем собираться на наши юбилеи — ну, там, пять лет, десять, пятнадцать…

Стоп. Тема, вроде, была «Как я провел выпускной». Про себя-то я и забыл! Ну, где именно меня носило, я, конечно, не вспомню, но под утро я определенно находился в подъезде одного из близлежащих домов, где страстно целовался с девочкой, фамилии которой я бы не хотел здесь называть. Мы делали это с душой и очень долго, тела наши рвались навстречу друг другу, но, находясь в плену условностей, мы не могли перейти к более решительным мероприятиям. Еле оторвавшись от этого мучительно-сладкого действа, мы съели банан, каким-то чудом оказавшийся в кармане моего пиджака и — немного уставшие, но однозначно счастливые — побрели к озеру, где народ уже объединился и пел под гитару, заключал пари и договаривался о будущих встречах… ну, вы это уже знаете.

 

© Sarafanov, 2002

***

Всего вам самого хорошего,